Информация, знакомства, сайт знакомств

Знакомства по объявлению

3 августа в 15:18

Знакомства по объявлению

Я облегченно вздохнула, увидев грязно-оранжевый общежитский паркет и придурковатую улыбку вечно пьяной вахтерши бабы Маши. Бросив сумки на пол, размяла онемевшие кисти рук и погладила всеобщего любимца кота Кузю, завсегдатая помоек. Когда-то дымчато-пепельный, сейчас же грязно-серый, без всяких оттенков, он безмятежно посапывал в перекошенном кресле, вытянув перепачканные лапы.

— С каникул? — спросила баба Маша, бросив любопытный взгляд на мой багаж.

— Так точно!

Последним волевым усилием подняла сумки, шагнула к лифту и надавила кнопку вызова. Пока лифт спускался, я спешно перебрала корреспонденцию в ячейке с буквой «С». На этот раз мне повезло — я получила письмо из США от некоего Тома Хэдфилда.

Ключи от комнаты искать не пришлось, дверь была не заперта. Я включила свет и увидела знакомое, хоть на время и забытое зрелище — тараканьи бега по столу и стенам. Пришлось, судорожно схватив тряпку, разгонять тварей по углам и щелям, освобождая жизненное пространство. Потратив остатки энергии на эту борьбу, я наконец упала на кровать и расслабилась.

Несмотря на ранний час, спать не хотелось, все тело гудело, ладони опухли. Умывшись, я поставила на плитку чайник и смахнула пыль с висевшего над кроватью плаката с поп-звездой Владимиром Пресняковым. И тут вспомнила, что все еще не прочла письмо, и с нетерпением вскрыла длинный заграничный конверт.

«Дорогая Регина! — писали мне из далекой Америки. — Ты восхитительная женщина. Я тоже люблю музыку и мечтаю, чтобы ты пела для меня русские песни в узком семейном кругу. Пожалуйста, напиши мне о себе и вышли цветное фото.

С искренним уважением и любовью Том Хэдфилд».


Это небольшое вступление было написано размашисто, зелеными чернилами и, видимо, должно было означать личное участие к моей несложившейся женской судьбе. После яркого начала шла затертая компьютерная распечатка с неразборчивым текстом. Иностранцы редко пишут от руки, предпочитая вести переписку на компьютере и рассылая всем понравившимся девушкам в каталоге одинаковые послания.

Письмо прочесть не составило труда — с тех пор, как я веду эту переписку, пытаясь завязать знакомство по объявлению, мне удалось неплохо поднатаскаться в английском. Ей-богу, за все эти годы зубрежки в институте не продвинуться бы больше.

«Дорогая Регина (имя вписано от руки). Моя жизнь всегда складывалась довольно удачно. Я старался соблюдать нормы морали, жить в мире с самим собой, поэтому совесть у меня чиста. Стараюсь вести здоровый образ жизни: не курю, не пью, не употребляю наркотики, соблюдаю диету, много отдыхаю, продуктивно использую свое время, ем здоровую пищу, принимаю витамины. Дружелюбен и справедлив, но не склонен к глупому самопожертвованию, пытаюсь сохранять в себе лучшие качества и хочу приносить пользу людям.

Я ищу наилучшего друга. Хочу иметь детей от молодой женщины. Хоть мне уже 65 лет, моя сперма тестировалась, она здоровая и в состоянии оплодотворить. В будущем планирую хранить ее в банке спермы и по необходимости использовать для своей будущей жены, чтобы та смогла забеременеть. Но пока я еще в состоянии быть хорошим любовником.

Я не страдаю национальными или этническими предрассудками, в душе глубоко религиозный человек и живу в соответствии со своей внутренней философией, которая включает уважение к неродившимся детям. Я ПРОТИВ АБОРТОВ и считаю их наиболее варварской формой убийства.

Я открытый, честный, любящий, добросердечный и мягкий человек. Знаю, что многие молодые женщины предпочитают пыл и жар юношеской страсти мотивированным отношениям зрелости. Я же считаю, что в зрелом возрасте отношение мужчины к женщине гораздо глубже, оно больше, чем похотливая страсть, надежнее, стабильнее.

Женщина, на которой я женюсь, будет иметь возможность самовыражения и самосовершенствования. Вместе с тем она должна быть безусловно предана мне и составлять единое целое со мной, полностью разделять мою точку зрения на аборты и сама никогда их не делать.

К сожалению, мне приходилось ошибаться в жизни, и так сложились обстоятельства, что у меня до сих пор нет детей. Но я с надеждой смотрю в будущее и верю: они будут от замечательной молодой жены. Решающее слово принадлежит ей, но хочу, чтобы у нас было от 1 до 4 детей.

Как ни странно, в настоящее время у меня самая благоприятная возможность завести и содержать семью благодаря моему пособию по социальному обеспечению и дополнительному рентному доходу. Наше американское правительство предусматривает для мужчин, достигших 65-летнего возраста, дополнительное пособие для детей, не достигших 18 лет. Оно полагается также матери до тех пор, пока ребенку не исполнится 17. Например, мое пенсионное пособие по социальному обеспечению будет удвоено и достигнет 1200 долларов в месяц, если я женюсь и у меня появится ребенок. За каждого следующего ребенка, до трех включительно, пособие будет увеличиваться, пока не достигнет 1700 долларов в месяц. В случае моей смерти вдова будет получать дополнительное пособие вместо моего пенсионного по социальному обеспечению, и оно будет зависеть от возраста ребенка. Его выплата прекращается по достижении ребенком 17 лет, а если он посещает школу, то до 18.

Я живу на участке коммерческого типа площадью 4000 кв. футов. В моей собственности находится только дом, и я плачу одну треть налогов от той суммы, которую платил бы, если бы мне принадлежала и земля. Площадь участка составляет 1700 кв. футов, он разбит на три части, которые приносят мне 850 долларов каждый месяц. Кроме того, я работаю в общественной службе, но хочу уйти через два года.

Разница в возрасте, конечно, имеет большое значение, поэтому я написал письмо не только тебе. Мне известно: списку русских женщин в «МК Интернейшнл» около года, поэтому вполне вероятно, что у многих из них изменились жизненные обстоятельства и намерения с тех пор, как опубликована информация о них. С другой стороны, они стали старше и добились успехов. Я надеюсь, кто-нибудь из них проявит заботу, внимание и терпение и согласится выйти замуж за меня. Несмотря на молодость, мы сможем понять друг друга и будем прекрасной парой.

Мое сексуальное здоровье отлично для моего возраста, я никогда не болел венерическими болезнями.

Я хорошо образован, когда-то занимался литературой и журналистикой, сотрудничал с редакциями технических журналов.

Я ветеран войны и имею право на лечение в Ветеранском Медицинском центре.

Рано или поздно встанет вопрос о получении визы в США. Думаю, тебе интересно узнать, как это делается. Существует много видов виз, и любую из них очень нелегко получить. Кроме того, требуется подтверждение платежеспособности человека, собирающегося выехать в Америку. Чтобы претендовать на получение визы по типу «невеста», необходимо для начала побывать в стране.

Напиши мне, пожалуйста, все о себе. О твоем женском здоровье, моральных установках и характере.

Сообщи, какую визу тебе легче всего будет получить. Для определенной профессии, например, такой, как врач, возможно получение эмиграционного статуса.

Учитывая огромное расстояние, при переписке помни три вещи: 1) всегда пользуйся авиапочтой, приклеивай все марки и пиши адрес на английском и русском языках; 2) пиши на английском языке, на легкой бумаге и с обеих сторон листа, чтобы уменьшить почтовые расходы; 3) будь точной, пиши подробно обо всем. Напиши о своих проблемах, я очень хочу знать о тебе все и как можно быстрее.

Свой адрес напиши на отдельном листе бумаги, мне это необходимо.

Самые лучшие пожелания тебе. Если я не соответствую твоему выбору, мы могли бы просто сохранить хорошие отношения. У меня есть друзья, которые, возможно, заинтересуют тебя.

Томас Хэдфилд,

Милуоки, Монтана,

США »

Аккуратно сложив письмо, я достала из конверта фото и бросила взгляд на пожилого человека в очках, полноватого, с большими залысинами на лбу.

Получи такое послание года два назад, я, возможно, была бы сильно заинтригована и обрадована. Но сейчас, увы, все обстоит иначе. Том Хэдфилд далеко не первый мой респондент — вот уже два года я ловлю журавля в небе.

Лет с тринадцати я чувствую себя одинокой. Впрочем, не слишком стремлюсь к общению, но понимаю, что, просиживая сутки напролет в одиночестве, замуж не выйду никогда. Но слиться с общей массой не могу — как инородное тело, не вписываюсь в окружающий мир.

Мысль попытать счастье через газету с брачными объявлениями созревала долго, пока не исчезла надежда познакомиться с мужчиной любым другим, более традиционным способом. После очередной безответной любви я купила три номера газеты «Двое» и пару журналов подобного типа.

Придя в общежитие, закрылась в комнате изнутри. В ту минуту мне казалось, что ничего более унизительного не существует, я казалась себе самым несчастным человеком на свете и еле сдерживала слезы от жалости. «Вот и докатилась, даже не могу нормально познакомиться и вынуждена делать это через газету», — думала я. Впрочем, мое решение было твердым — написать обязательно.

На следующее утро, дождавшись, когда Лерка, моя соседка по комнате, наконец уйдет в институт, я закрыла дверь на ключ и вытащила из тумбочки три номера «Двое» с заранее помеченными объявлениями. В то время я была еще очень требовательна и придирчива и не могла смириться с тем, что моя личная жизнь складывается так неудачно. Тщательно подбирала мужчин по росту (не ниже ста семидесяти), возрасту (от 25 до 37 лет), образованию (высшее или на худой конец среднеспециальное), выискивая спортивных, воспитанных и интеллигентных, игнорируя объявления из мест лишения свободы.

К сожалению, не все интересующие меня данные можно было обнаружить в объявлениях. В конце концов, остановившись на семи подходящих кандидатурах, я решила не торопиться. Задача-минимум была заставить их хотя бы ответить. Выбрав несколько самых лучших своих фотографий, я принялась сочинительствовать.

«Здравствуй, (имя)!

Решила откликнуться на твое объявление в газете «Двое». Меня зовут Регина, мне 25 лет, рост 165 см, вес 63 кг, остальное можно увидеть на фото.

Сейчас я учусь в Московском полиграфическом институте на третьем курсе и живу в общежитии. По специальности я будущий инженер-механик. Люблю театр, кино, музыку, в детстве училась в музыкальной школе по классу аккордеона. Обожаю концерты, спектакли и кино.

Что еще можно о себе написать? Не пью, не курю, надеюсь на встречу с честным и порядочным человеком для создания семьи.

Напишите о себе, я буду ждать.

До свидания».


Поставив последнюю точку, я несколько раз перечитывала письма, после чего переписывала начисто еще раз двадцать: то не устраивал почерк, то не хотелось оставлять помарок. Наконец, отложив ручку, еще раз все просмотрела и решила сегодня же отправить их.

С видом заговорщицы я надписала конверты и спрятала их подальше от посторонних глаз — боялась, что кто-нибудь подсмотрит, узнает мой секрет, и я стану посмешищем в глазах общежитской общественности. Через полгода посыпались ответы. Меня это захватило, и я отправила свои данные в американскую службу знакомств «МК Интернейшнл», адрес которой нашла в газете «Аргументы и факты». Скоро начали приходить письма и оттуда, и вот одно из них я держу перед собой.

Со временем эта переписка все меньше и меньше воспринималась мною всерьез. Я давно не отвечаю на все без разбора, как делала раньше, отношусь к этому с юмором, а в последнее время даже с легким цинизмом. Понимаю, подстраховаться от неудач на личном фронте таким образом вряд ли удастся, но пока еще надеюсь.

Я была обескуражена с первой же встречи. Первое письмо, полученное через полгода после моего, показалось мне гениальным литературным произведением. Мне так хотелось получить хоть какой-то ответ на свой немой вопль, с таким нетерпением ждала его, что просто обезумела, увидев письмо из украинской деревни Прибужанка. От ожидания изменений в личной жизни у меня помутился рассудок, в то время я была уверена, что выйду замуж за первого ответившего абонента.

Я потеряла чувство реальности. Вчитывалась в каждое слово, жаждая прочесть между строк самое сокровенное. Перечитывала письмо снова и снова. Неряшливо вырванный из ученической тетради лист, исписанный небрежными каракулями, был для меня дороже золота. Обилие грамматических ошибок и что-то среднее между точкой и запятой вместо знаков препинания не отрезвили меня. Лопоухое лицо дробненького сельского паренька в цветастой рубахе с расстегнутым воротом казалось достойным кисти Микеланджело. «Не красавец, но не в красоте счастье, — внушала я себе, — с лица воды не пить. А за невзрачной оболочкой, возможно, кроется глубокое внутреннее содержание…» Я была без ума от того, что ко мне наконец прислушались, откликнулись на мой слепой посыл.

«Здравствуй, Регина!

Получил ваше письмо, большое спасибо. В наше время девушки ищут красивых и богатых, с машиной, квартирой и деньгами. А у меня ничего этого нет, и для меня это неважно. Я не ищу красивых и богатых, хотя многие считают, что для счастья нужна красота.

Вы пишете, что учитесь в институте, ну, а я в строительном техникуме. Видите, как я от вас далек. Ничего плохого я сказать не хочу, просто некоторым людям очень важно образование.

Немного о себе. Я родился в Волгоградской области, ну, а живу на Украине. Мне 25 лет, рост 167 см, вес 60 кг, стройный, холост, живу в собственном доме.

Вы знаете, я не могу вот так вот о себе описывать, ведь я не знаю, что именно вас интересует. Лучше будет, если вы зададите любые вопросы, которые вас интересуют, а я на них на все отвечу. Спасибо вам за фото. А насчет моего объявления я могу сказать, что оно напечатано в серьезном плане или виде, в шутки я не играю.

Много пока писать не буду по причине, а вдруг я не тот или еще что-то? Посылаю вам свое фото. Если я действительно вам не тот, то вышлите его обратно. Извините за такое маленькое письмо, но это только лишь начало, в следующий раз напишу больше и отвечу на те вопросы, которые вы мне зададите. Ну, вот на этом и все. Пишите.

С б/ув к вам Сергей.

Николаевская обл.,

д. Прибужанка,

С. Горохову ».

В тот же день я ответила. Написала, что безумно рада получить его письмо, и что тоже не ищу красивых и богатых, лишь бы человек был хороший… Словом, я сгорала от нетерпения и слабо соображала. Сергей Горохов тоже, кажется, спешил, потому что очень скоро пришло ответное послание с предложением увидеться в Москве в назначенный день и час.

Наша встреча состоялась на Красной площади у Мавзолея. Сергей прежде никогда не бывал в столице и, боясь заблудиться, выбрал известное всем место.

Я волновалась, собираясь на свидание, как Наташа Ростова перед балом. Мне казалось, это единственный шанс, дарованный судьбой за долгое терпение, и внушила себе, что второго случая никогда не будет и нужно удержать Сергея Горохова, не разочаровать его с первой же встречи.

Я вертелась у зеркала часами, приводя в порядок свои пережженные химической завивкой волосы, пытаясь сочетать старообрядную черную юбку-четырехклинку с банальной розовой кофтой на пуговицах. Наводя макияж, я стремилась хоть немного добавить чувственности и сочности губам, уверенности взгляду и очарования улыбке, — словом, лезла из кожи вон и отчаянно хотела выглядеть лучше, чем создала меня матушка-природа.

От нетерпения я прибыла на Красную площадь за полчаса до свидания и еще минут двадцать ловила свой испуганный взгляд во всех зеркалах ГУМа, лихорадочно взбивая локоны и меняя прическу, подкрашивалась и одергивала хипповую черную юбку.

С самого начала все пошло вкривь и вкось. Роскошный букет чудесных алых роз — мечта любой девушки, спешащей на свидание, — так и не был мне дарован. Сергей Горохов оказался ниже меня ростом, и мои высокие шпильки это только подчеркивали. У него было какое-то сонное выражение, давно не стриженные соломенные волосы, безразличный взгляд. Невеселое лицо лишь изредка озарялось подобием улыбки, когда он с глубокомысленным видом растягивал один уголок рта. Маской безразличия меня не так просто сбить с толку, я знаю, как легко за ней спрятать свои истинные чувства и скрыть волнение, но, признаться, тогда меня покоробила его кислая гримаса. Одет он был в старые полинявшие вельветовые брюки и ту же цветастую рубаху, что на фотографии, — стандартная внешность сельского комбайнера, любителя хорошо выпить после работы. Я не привередлива и простила бы ему любой внешний недостаток, но это неприветливое выражение… За что же так?

Он был ошеломлен, увидев Жар-птицу в человеческом облике: от меня за километр несло дешевыми духами, лицо ярко размалевано и мало походило на посланную фотографию. Я сгорала от любопытства и в то же время безумно волновалась, заранее переживая за исход этой встречи. Даже не могла сказать ничего вразумительного, когда он буркнул мне «здрасте» и исподлобья зыркнул глазами на мой фантастический гребень на макушке, и после неловкого молчания попыталась узнать, что бы он хотел увидеть в Москве.

С первой минуты нашей встречи Сергей Горохов как более слабый партнер целиком положился на меня. Пришлось взвалить на себя роль гида, шута и даже гаишника — Сергей упрямо порывался перейти улицу, не глядя на светофор. Но беда в том, что мне всегда плохо удавалась роль лидера.

Для начала я предложила прогуляться по Тверской и купить билеты на какое-нибудь представление, но по его кислой мине поняла — эта идея ему не по душе, и нужно срочно придумать другое и «оригинальное» развлечение на этот вечер.

Я боялась, что мой гребень расстегнется и покрытые лаком волосы рассыплются, будут метаться по ветру, что долго не смогу шагать по тротуару на высоких каблуках — ноги уже начинали ныть. У меня было столько причин для страха — не размазать макияж, не забрызгать колготки, не измять юбку, — я была не в силах решить, чем заняться.

— Давай сходим в кино, — схватилась я за палочку-выручалочку. — Популярный фильм.

Купили билеты на «Маленькую Веру», и я облегченно вздохнула. Мы разошлись по туалетам и договорились встретиться в буфете. Когда я вернулась, Сергей уже занял очередь.

— Что будешь? — в лоб спросил он.

Привыкшая считать каждую копейку, я заказала бутерброд с сыром и чай. Из-за страха показаться женщиной легкого поведения не посмела даже заикнуться о ста граммах шампанского, которые были бы сейчас как нельзя кстати.

Его молчание давило на меня, и, когда в зале погас свет, огромная тяжесть свалилась с моих плеч. Я разулась, пошевелила пальцами ног и почувствовала облегчение. Фильм мы смотрели молча, как случайные соседи по ряду. Во время знаменитой эротической сцены кровь прилила к моему лицу, и оно покрылось румянцем. Исподтишка покосилась на Сергея, застывшего от волнения. Он явно был возбужден.

Фильм закончился, и мы с толпой зрителей медленно потянулись к выходу. Я все еще находилась в смятении из-за откровенной сцены, которую только что просмотрела как бы с предполагаемым супругом. Сердце бешено колотилось. Конечно, мне и раньше доводилось видеть подобное, но не в присутствии мужчины, поэтому все происходящее воспринималось во сто крат острее. Представив, как мы с Сергеем Гороховым занимаемся любовью на супружеском ложе, я задрожала от ужаса и стыда. Можно только предполагать, какие мысли роились в его голове.

Заторможенность длилась не менее получаса, за это время Сергей успел пожаловаться на дикую дороговизну убогого койко-места в общежитии железнодорожников, без горячей воды и кухни, куда ему посоветовали обратиться соседи по купе, а также на то, что с первых шагов его тянет домой, в деревню. Я молча кивала и постепенно приходила в себя.

К моему огорчению, у Сергея начисто отсутствовало чувство юмора. Шутки и остроты были для него настолько бессмысленны, что он становился еще более серьезным и отвечал невпопад. Наша хромая беседа тянулась через пень-колоду, и часа через два, устав от безуспешных попыток выжать улыбку на его лице и хоть как-то его очаровать, мне захотелось просто избавиться от него. Конечно, не насовсем, а только на этот вечер. «Раз уж не удался вечер, стоит его поскорее прервать, а завтра все начать сначала», — подумала я.

Но и здесь наши желания разошлись, и Сергей потащился провожать меня в общежитие. Мы ехали молча в пустом вагоне метро, время тянулось медленно. Когда же наконец доволоклись до места, он назначил встречу на завтра в том же месте в тот же час и укатил на другой конец Москвы.

На вторую встречу я собиралась уже без прежнего волнения, но все-таки потрудилась накрутиться на бигуди и выгладить, за неимением лучшего, бордовое шерстяное платье, скучное и надоевшее. На Красной площади была вовремя, без опоздания, и только через час поняла, что Горохов не придет. Прошвырнувшись по ГУМу и съев для утешения мороженое, напоследок еще раз проверила — не появился ли?

Я еще долго пыталась объяснить столь внезапное его исчезновение скандалом в общежитии, болезнью, дорожной аварией и прочими ЧП и даже написала письмо в Прибужанку. Но, конечно же, не дождалась ответа. Как ни печально, я не разбила сердце Сергея Горохова, не стала женщиной его мечты, хоть, признаться, и хотелось.

Эта первая неудача вернула меня с небес на землю, надежда на то, что слепой случай поможет развязать гордиев узел моих комплексов и предрассудков, пропала навсегда. Но появился опыт, я взвесила все «за» и «против» и пришла к выводу: это какой-никакой, а все-таки шанс избавиться от одиночества.

Когда начали приходить письма из-за границы, я воспряла духом, решив не спешить. Первое письмо было из Швеции от Эдварда Бергера, без фотографии.

«Дорогая Регина!

Меня зовут Бергер Эдгар, 41 год, рост 176 см, вес 71 кг, серые глаза, русые волосы. Твои данные я узнал через «МК Интернейшнл». В этом письме я не буду писать о себе подробно, потому что у меня будет много таких первых писем.

Напишу только самое главное. Я программист, моя работа заключается в настройке и установке компьютеров в различных фирмах. Имею собственный небольшой дом и грузовик, на котором перевожу компьютеры и прочую технику, если это нужно по работе.

Я верующий человек и в свободное время изучаю жизнь Иисуса Христа. Но в церковь хожу редко, так как чувствую себя там дискомфортно. Мало общаюсь с людьми, стараюсь все время посвящать Богу, читаю Библию.

Я очень эмоциональный человек и должен сразу сказать, что нахожусь в очень тяжелом психическом состоянии. Почти каждую ночь вижу кошмары. Причины этого в следующем: 1) был изнасилован в детстве; 2) не могу быть настолько хорошим христианином, насколько мне хочется; 3) у меня неприятности и тяжелые отношения на работе; 4) я очень долго был одинок и до сих пор не имею семьи и близкого человека. Но у меня нет болезней, которые могут передаваться по наследству.

Моя избранница должна отвечать следующим требованиям: 1) почитать учение Иисуса Христа и Библию; 2) быть доброй, мягкой, терпеливой; 3) ей должно хватать того круга общения, какой я могу ей предоставить.

Если женщина не будет удовлетворять этим требованиям, она должна покинуть меня. Все остальное не имеет значения.

Надеюсь получить от тебя ответ, обещаю сообщить подробнее обо всем, что тебя интересует.

Гетеборг, Швеция,

Бергер Эдгар ».

Писать Бергеру я не стала, решив, что жить с человеком еще более ущербным, чем сама, вряд ли смогу. Но если мое одиночество продлится еще десяток лет — все возможно.

Из магнитофона рвется моя любимая песня «Странник» Преснякова, я мысленно подпеваю и меланхолично размешиваю сахар, не замечая того, что музыка звучит очень громко и Лерка уже ворочается и ворчит спросонья себе под нос. Неплохо бы сделать потише, но, слушая знакомую мелодию, я размякла и мне не хочется заглушать звук.

Лениво постанывая, Лерка оторвала голову от подушки и протерла глаза. Может быть, я и не чувствовала бы себя такой закомплексованной, если бы жила со скромной девочкой-отличницей, озабоченной учебой и проблемами родителей. Но моей соседкой была Лерка уже третий год, и ее успехи на личном фронте просто сводили с ума. Конечно, я завидовала.

Природа наградила ее щедро — белозубая улыбка, безукоризненная фигура и нежно-розовый цвет лица, удачно оттеняемый крашеными блондинистыми кудрями. Был в ней какой-то шарм, позволяющий не замечать веснушек и большого рта. С такой внешностью она не могла остаться незамеченной — воздыхателей у нее было море. Но Лера знала себе цену.

Когда она пересекала коридор в пестром халате, довольно вульгарном, мужская половина выворачивала шеи, девушки нервно курили, стряхивая пепел себе на колготки. Если верить слухам, среди ее любовников был сын африканского министра, рэкетир-кавказец и режиссер Театра Моссовета. Но это была всего лишь игра больного воображения обиженных девиц, у которых Лерка по неосторожности отбила кавалеров. Сама она не раз жаловалась, что в ее сети попадается исключительно мелкая рыбешка.

Я не переставала удивляться ее непостоянству, ветрености и непрактичности, то есть тем качествам, которые мне были совершенно чужды. Я, как девушка из провинции, крепко держалась за моральные каноны, привитые мне с детства.

Познакомились мы при довольно странных обстоятельствах. Приехав с очередных каникул, я обнаружила на соседней койке лохматое существо женского пола. Лишь только захлопнулась дверь, как оно начало постанывать и нехотя просыпаться.

— Где я? — выдавила из себя незнакомка, вынырнув из мира ночных грез. Я сразу же ее узнала. — Ага, припоминаю. Вчера мы пили, слушали музыку, потом ко мне пристал один хмырь, а дальше что было? Кажется, один друг довел меня до двери и пожелал спокойной ночи… Кстати, милая, ты чего шумишь? — манерно обратилась она ко мне. — Не сыпь мне соль на рану, выруби, пожалуйста, маг.

Я убавила громкость только что включенного магнитофона, но полностью не выключила — очень хотелось дослушать песню. Она упала на подушку, слезы ручьем потекли по щекам. Хлюпая носом, Нечаева вытащила из тумбочки платок.

— Маркиз де Сад — ангел рядом с тобой, — продемонстрировала она высокий интеллект и, хлюпая носом, достала из тумбочки платок.

— А ты что, будешь здесь жить? — еще не веря в случившееся, спросила я.

— А ты, я вижу, не рада?

— Ну что ты, я просто счастлива.

Мне на мгновение стало не по себе. Моя соседка, с которой мы тихо-мирно жили почти год, вышла замуж и ушла в декрет, но ее место могла бы занять любая восстановившаяся в институте двоечница. Зачем же подселять ко мне шлюху? В то время я еще верила всем сплетням о Нечаевой.

Лера протерла кулаками глаза и громко высморкалась. Пятна от синей французской туши расплывались под глазами.

— Ну, давай знакомиться, что ли? — Тут Лера почувствовала шум в голове, дурноту. Она попробовала встать. — Что-то мне так хреново, Света…

— Я не Света, я…

— Это неважно, потому что сейчас… — Лера снова сделала попытку подняться с кровати.

Что-то с ней происходило неладное, и я решила помочь. Стащила с постели, взяла под руку и осторожно повела к умывальнику. Мы успели добраться только до двери. Едва она переступила через порог, как ее начало рвать прямо на пол. Кое-как дотащив ее до раковины, включила холодную воду и вышла в коридор, почувствовав: еще немного, — и меня вывернет наизнанку.

— Я умру, я сейчас умру, — захлебываясь, стонала Лера. Из ее горла вырывались спазматические звуки.

— Может, тебе «скорую» вызвать?

— Обалдела, что ли? — Сунула голову прямо под упруго бьющую ледяную струю и, умывшись холодной водой, она отжала мокрые волосы и, намотав на голову полотенце, возродилась, как Феникс из пепла, прямо на моих глазах. — Ну и веселая ты девчонка! Кто ж после пьянки «скорую» вызывает?

Легкий шок, как это ни странно, подействовал на меня благотворно. Я перестала видеть в ней дьявола во плоти, тем более что роль падшей женщины при ближайшем рассмотрении ей плохо удавалась. Она была сентиментальна, легко ранима и становилась агрессивной лишь в целях самозащиты. Я решила, что Нечаева — существо экстравагантное, взбалмошное, ленивое, но никак не опасное, скорее напротив, совершенно безвредное существо. И поймала себя на мысли — по крайней мере, мне хотелось так думать, — что в вопросах практических я могу дать ей сто очков вперед. Я решила, что раз уж мне выпал крест жить с общежитской Марией Магдалиной, не стоит обращать это в Голгофу для себя. В первый же день мы пригубили ее домашний клюквенный ликер и стали подругами.

— Очередной поклонник? — раздался над самым ухом голос, и я слегка струхнула. Лера вертела в руках конверт письма Тома Хэдфилда. — Не надоело?

После нескольких дежурных вопросов о том, кто и как провел лето, мы принялись за чай. Как и большинство студенток-старшекурсниц, Лера нещадно курила, и на ее тумбочке валялись сигареты и спички. Из-за вечной нехватки денег бывали и проблемы, тогда Лерка опускалась до «Астры» и «Беломорканала».

— Слушай, не займешь мне денег, а то я сейчас на такой мели, — она запалила грубую папиросу и, отвернувшись к стене, стала выпускать клубы удушливого дыма. — Я верну, когда приедут арабы и можно будет шмотками спекульнуть.

— Мне самой неплохо бы заработать.

Лера раздавила окурок в блюдце и придвинулась к столу. Из огромной сумки я извлекла жестяную банку «килек в томате» и хлеб. Лера смотрела на еду жадными глазами.

— Вчера раздавили на пятерых три бутылки «Столичной», а на закуску поклевали какие-то хлопья, — пожаловалась она.

Мы нарезали хлеб, разлили по чашкам чай, вскрыли банку ножом. Граненые стаканы, чашки с отбитыми ручками, ржавый чайник — все говорило о том, что я уже не дома, а в общежитии и нужно заново привыкать к казенной мебели, колотой посуде и всему нехитрому общежитскому скарбу.

— Вкусно, — Лерка аппетитно уминала бутерброд. — Я тоже из дома варенье привезла, но его уже сожрали мои друзья. Только и ищут, где б сорвать халяву.

— Так вы что, здесь пьянствовали?

— Ну почему же сразу пьянствовали? — вяло возмутилась Лера, но ничего опровергать не стала. Поев и напившись чаю, она закурила. Ее взгляд упал на плакат Владимира Преснякова над моей кроватью.

— Все еще бредишь этим мудаком? — она ткнула пальцем на портрет поп-звезды.

— Не называй его так.

— Да не обижайся ты! — на секунду Лера почувствовала какое-то подобие неловкости. — Между прочим, все мужчины мудаки, здесь спорить бесполезно.

— Ты не можешь знать всех, — не сдавалась я.

— Достаточно некоторых наиболее ярких представителей. А ты все еще переписываешься со своими «женихами»?

Я промолчала. Лерка давно была в курсе моих дел, мы давно обсудили тему знакомства по переписке и расставили все точки над «i». Искать себе пару через службу знакомств Лерка считала невозможным, была уверена, что через газету знакомятся исключительно дегенераты и старые девы. Какое-то время она даже подтрунивала надо мной и, поглядывая свысока, пару раз предлагала свести с кем-нибудь из своих отвергнутых поклонников. Но в конце концов мы сошлись на том, что все это касается только меня, ее же задача простая — держать язык за зубами.

С поклонниками у Лерки проблем не было. Даже сейчас, после похмелья, она выглядела роскошно. «Не хуже западных звезд», — с завистью подумала я. Лера и сама знала, что красива, и о внешности не беспокоилась — в ней она была уверена всегда. Закинув длинные загорелые ноги на спинку кровати, она вслух размышляла:

— Если я не ошибаюсь, — Лера выпустила тонкую струйку дыма, — тебе пишут из-за границы?

— Да. В основном из Штатов.

— Так в чем же дело? — Подходящей кандидатуры пока не нашлось.

Меня уже начинало раздражать ее любопытство.

— Слушай, пошли на концерт! — предложила я, чтобы переменить тему разговора.

— Ах да, ты же фанатка!

— Не фанатка, а поклонница, — уточнила я.

— Извини… И все-таки у тебя нездоровый интерес к этому делу.

Лера абсолютно не интересовалась российской поп-музыкой, гораздо больше ей нравились звезды Голливуда. Она была без ума от Мерилин Монро, боготворила Элизабет Тейлор, старалась не пропускать фильмы с участием Ким Бессинджер и Шэрон Стоун.

— Да у тебя же денег нет…

— Ну, на билетик наскребу, — замялась Лерка. — Но мне нужно успеть накраситься! — Она потушила папиросу. — А тебе что, очень нравится этот, как его…

— Пресняков? Вообще-то, да.

Я собрала грязную посуду и отнесла ее в умывальник. Лера подошла к зеркалу и, увидев свое отражение, испугалась, — срочно в душ!

Пока она плескалась в ванной, я просмотрела письмо еще раз и спрятала его в папку рядом с другими письмами. «Жаль, что у меня нет компьютера, — подумала я. — Можно было бы сделать банк данных, а так во всем полный хаос».


— Я уже обожралась ими! — сморщилась Лера при виде батончика «Марс» и последний раз спросила у торгаша-одиночки, сколько стоит бледно-розовый комплект трусиков «неделька». Впрочем, денег у нее все равно не было, и покупать их она не собиралась.

Рядом с выходом из метро толпа зевак наслаждалась бесплатным зрелищем: банда наперсточников одурачивала женщину сельского вида с двумя маленькими детьми. Из толпы уже доносился истошный вопль:

— Неправда, здесь был шарик, был, ты его спрятал! — Женщина заходилась в крике, дети ревели во весь голос, а уголовного вида наперсточник привычно объяснял толпе:

— Вы же видели, что шарика не было. Я же правду говорю, вот вы, мужчина, подтвердите.

— Я видела, — почти хрипела доверчивая мамаша, — ты спрятал его в карман, там был шарик! — Ладно, ладно, успокойтесь, женщина, — наперсточник наклонился, чтобы сгрести свой инструментарий и исчезнуть навсегда.

И тут жертва с силой оттолкнула вцепившихся в нее друзей бандита и с яростью обреченной набросилась на своего грабителя, с неимоверной силой царапая и раздирая ему лицо. Тот взвыл от дикой боли.

— Это мои последние деньги, мне на обратный билет не хватит! Отдай, скотина, — она рычала, собрав всю свою волю в кулак, буквально впивалась ногтями в телесную мякоть бандита. Ее допотопный сарафан расстегнулся на груди, волосы неровными прядями упали на лоб, от страшного напряжения на шее вздулись вены.

— Отпусти меня, е….ая б. дь! — кричал обезумевший от боли наперсточник, но жертва вцепилась в него мертвой хваткой и, казалось, еще немного, начнет отрывать от него куски.

Толпа испуганно молчала, друзья наперсточника оторопели и, как ни странно, с перепугу не спешили ему на помощь. Милиции, как всегда, не было. Вдруг наперсточник, под изумленные взгляды зевак, корчась от боли и матерясь, вытащил из кармана деньги, швырнул их на землю — «…уй с тобой…ная стерва!» — вырвался, перемахнул через забор и скрылся за лесами стройплощадки.

— Он вернул ей деньги, вы представляете! — шептала толпа. — Видать, и вправду они у нее последние.


Изучив афишу на Войковской, мы выбрали «солянку» — так называют концерт, где рядом с поп-звездами выступают артисты самых несовместимых, на мой взгляд, жанров — цирка, оперетты, классического балета и других. В «солянке» принимали участие популярные артисты — Пугачева, Вайкуле, Пресняков — и этого было достаточно, чтобы стерпеть кучу неизвестных рок-групп и фольклорных ансамблей.

К Олимпийскому мы приехали за полчаса до начала концерта, билетов в кассе уже не было. Безрезультатно прождав, когда появится лишний билетик, мы решили прорываться на концерт через охраняемый служебный вход.

— Девушка, кто вам нужен? — не без галантности спросил молодой человек в форме, сразу обратив внимание на Леру. В отчаянно короткой мини-юбке, яркой блузе с рюшами и бантами, с удачным макияжем и роскошной прической она выглядела королевой в серой толпе.

— Вы нам нужны, — улыбнулась Лера, обнажая великолепные жемчужные зубы.

Воспользовавшись игривым настроением мента, я тут же принялась упрашивать его пропустить нас в Олимпийский через служебный вход. Но, обнаружив, что девушки хотят проскочить на халяву, сержант решительно перешел на официальный тон:

— Я ничего не знаю, посторонним вход воспрещен, — упрямо, как попугай, твердил он.

Мои уговоры оказались напрасны, но мало того, даже Леркин шарм не возымел никакого действия — страж порядка уже начинал угрожать дубинкой. До начала концерта оставалось всего десять минут. Делать было нечего, я достала из сумки кошелек и протянула вредному фараону полусотенную бумажку.

Когда прозвучал третий звонок, мы уже стояли в фойе и высматривали свободные места в партере. Зрители еще торопливо дожевывали бутерброды и допивали свои коктейли, а мы уже наметили места поближе к сцене. Как только свет начал меркнуть, я дернула Лерку за рукав, и мы бросились протискиваться к середине третьего ряда, стремясь опередить двух теток, счастливых обладательниц билетов, замешкавшихся в туалете. Наконец свет погас, заиграла музыка, и мы расслабились, но все еще оглядывались по сторонам.

Как и положено по законам шоу-индустрии, все более-менее известные артисты выступали во втором отделении. Первое состояло из народных песен и цирковых номеров. Ряженые матрешки выкатывались на сцену в ярких сарафанах и кокошниках, водили хороводы, кланялись, исчезали, их место занимали акробаты, которые, держась за канат, кувыркались под самым потолком.

Второе отделение было целиком отдано «звездам». Вначале проследовала череда неизвестных мне рок-групп, исполняющих по одной-две песни, похожих одна на другую. Поклонники рокеров — подростки в кожаных куртках с немытыми головами — выкрикивали из зала лестные эпитеты кумирам, но хмурые лица музыкантов были сосредоточены и безучастны.

Дальше шли Владимир Пресняков, группа «На-на», кабаре-дуэт «Академия», а в самом конце в своей коронной тунике на сцену вышла Пугачева и, исполнив шесть песен, довела до умопомрачения своих фэнов — разношерстных девчат и ребят с лужеными глотками. Не обошлось и без легкого надувательства — в концерте не было Лаймы Вайкуле, а Лерка, как назло, захотела ее увидеть.

— Всегда так, — презрительно поджала она губы, — куда ни придешь, всюду сплошная туфта.

Сия ложка дегтя не испортила мне удовольствия. Пугачева, Вайкуле и прочие звезды меня интересовали постольку-поскольку — я пришла на концерт исключительно ради Владимира Преснякова. Но именно во время его выступления Лерка полезла с дурацкими вопросами о том, кто на ком женат и кто кому кем приходится. Я еле удержалась, чтобы не послать ее к черту.

После концерта поклонники ждали своих кумиров у служебного входа, мы тоже затесались в эту толпу. Фэны переругивались с милицией, ржали и поминутно оборачивались на служебку — не появится ли кто. Часа через полтора стали появляться артисты. В толпе начались волнения. Каждая группа при появлении своего кумира начинала визжать, верещать и кидаться на охранников. Мы не стали в этой сумятице дожидаться Преснякова и отправились домой.

Ровно в час ночи мы были в общежитии. Баба Маша дремала на вахте, четверо армян c технологического факультета галдели, обсуждая что-то на своем языке. По привычке они осмотрели дам и отпустили нам вслед пару дежурных реплик.

— Дэвушка, тэбя Оля завут? — спросил у меня самый неказистый из этой компании.

Пока Лерка кокетничала с армянами, я перебирала почту. Перелистав письма в своей ячейке, обнаружила еще одно из-за границы и рванула на четвертый этаж пешком, не дожидаясь, пока кому-нибудь из случайных знакомых взбредет в голову напроситься к нам в гости. Я поставила чайник на плитку и вытащила из тумбочки банку рыбных консервов. Скоро пришла Лерка, с ходу завалилась на кровать и закурила. Я заварила чай, сунула руку в мешок и вытащила заплесневелый огрызок рогалика.

— А хлеба-то нет!

— Я у Костика попрошу, — Лера резво поднялась, хлопнула дверью и отправилась на промысел.

Воспользовавшись моментом, я вскрыла конверт и принялась за чтение. Письмо было из США, напечатано на компьютере, без фотографии.

«Привет!

Надеюсь, этот год удачный для тебя? Для меня этот год очень напряженный. У меня свой бизнес, я занимаюсь разработкой и продажей аппаратного и программного обеспечения для трехмерной телевизионной и компьютерной графики. По долгу службы я бываю во многих странах: в Китае, Японии, Корее, Гонконге, США, Канаде, Мексике, Бразилии, Франции, Германии, Англии, России и других странах. Если хочешь, могу дать тебе фамилии и телефоны некоторых из заказчиков.

Я никогда не был женат и не имею детей. Живу один в небольшом доме, который снимаю, и занимаюсь своим бизнесом. Не курю, пью очень мало и только за едой. У меня никогда не было серьезных проблем со здоровьем. Я сдаю кровь каждые три месяца и тестируюсь на СПИД, сифилис, гепатит B и гепатит С.

Я посещал высшую школу в Беркли и получил очень хорошее образование. Интересуюсь наукой, литературой, философией, искусством, историей, антропологией и могу поддержать разговор на любую тему. Я спокойный, мягкий, добрый, деликатный человек. Прежде чем организовать компанию «3Д ТВ корпорэйшн», я создал, а затем продал другую компанию. До этого был медицинским технологом.

Пожалуйста, напиши мне и пришли фото. Пожалуйста, четко напиши свой адрес и, если возможно, номер своего телефона, чтобы я смог позвонить тебе.

Искренне,

Майкл Клапс ».

В послании ни разу не упоминалось мое имя, то есть я получила универсальную копию, которую, кроме меня, получат еще несколько девушек. Но должна признать, получать даже такие письма весьма приятно. Главное — внимание.

Несмотря на столь поздний час — половина второго ночи, — в коридоре общежития кипела жизнь. Из конца в конец сновали студенты с чайниками и сковородками, темные личности, давно живущие в общежитии и не имеющие к институту никакого отношения. Забравшись с ногами на подоконник, покуривали три сонные девицы, аккуратно стряхивая пепел в консервную банку с водой.

Незнакомец с кавказским акцентом громко окликнул Леру. Он поинтересовался, не осталась ли у нее курсовая по электротехнике. «Нет, конечно», — ответила Лера, и тот, обидевшись, ушел.

Обогнув мусоропровод, Лера поднялась на седьмой этаж и, громко постучав, вошла в комнату, где жили ее старые друзья из Болгарии.

— Не включай свет! — прямо с порога услышала она раздраженный вопль Костика.

Присмотревшись, Лера разглядела девицу, натянувшую на себя одеяло. В темноте Костя натянул штаны и вывел Леру за дверь.

— Тебе чего не спится, а?

— Дай хлеба, Костик.

В бешенстве он приоткрыл дверь, схватил почти неначатый батон, отдал ей и захлопнул дверь перед носом.


Больше всех Лере понравился какой-то мальчик-гитарист из группы «На-на», но я, как ни старалась, не могла его вспомнить.

— А как тебе Пресняков? — спросила я.

— Третий сорт не брак… Знаешь, если честно, он мне… глубоко параллелен.

Мы пили чай с вареньем, ковыряли вилкой рыбу и слушали музыку. Наш ужин затянулся. Наконец мы завалились в койки.

Впотьмах нас потянуло на откровения. Когда в общаге не спится, развязываются языки. Лера пожаловалась на своего парня, который уже несколько дней в открытую гулял с полькой Маженой Пиларска.

— Вначале с болгаркой крутил, теперь с ней… За границу мылится, вот и ищет невесту-иностранку. И я его понимаю, хоть подружка и страшнее смертного часа.

— Да, с тобой, конечно, не сравнишь.

— Вот видишь, — благодарно подтвердила Лера. Перевернувшись на другой бок, она начала рассказ о том, как познакомилась с этим другом на вечеринке и отбила его у какой-то аспирантки-заочницы.

Обычно эти разговоры только усыпляли меня, но сейчас, что называется, накатило. Слушая ее, я думала: «Мне бы ее проблемы. Как это, интересно, бывает, когда у кого-то отбиваешь парня? В свои двадцать семь лет я этого не знаю и даже не представляю. А ведь в этом возрасте многие девушки вообще-то уже и не девушки…»

Меня часто мучил один вопрос: почему парни из общежития или мужчины на улице не знакомятся со мной? И внешность вполне приемлемая, по крайней мере, ничем не хуже, чем у Мажены. Да и с интеллектом не полный провал — той же Лерке я дала бы фору.

На моих глазах знакомые студентки крутили романы, выходили замуж, рожали детей. Я же живу в общежитии уже пятый год и ни разу не сходила даже в кино с парнем, если не считать Сергея Горохова. Про поцелуй, хотя бы самый дружеский и невинный, даже говорить не приходится.

Когда-то я не сомневалась, что секс для меня возможен только после брака, и дело тут не только в воспитании. Мне не свойственны пороки и страсти, слепое безрассудство. Поэтому восхищаюсь Леркой, которая может не задумываясь влюбиться и идти до конца, ни на что не надеясь.

В общем, это как раз тот случай, когда замуж никто не берет, а любви все-таки хочется. Да, именно так со мной и произошло, да плюс ко всему эта дьявольская стеснительность, которую никак не удается перебороть. Каждая постельная сцена в книге или фильме служит для меня болезненным напоминанием о том, что меня еще ни разу не целовал мужчина.

— Слушай, а сколько у тебя было мужчин? — с обезоруживающей простотой спросила вдруг Лерка.

Вопрос был риторический, она все обо мне знала, но, видно, ей не терпелось что-то рассказать.

— Никого, — честно призналась я. Пауза длилась бесконечно долго, после чего Лера шепотом спросила:

— Это в наше-то время? Ну, ты даешь! А у меня их много было. Замуж предлагали несколько раз, один даже жену пообещал бросить. Но ни одного москвича, представляешь? Все «Жигули» да «Запорожцы». А куда они мне? Если уж выходить замуж, то за иностранца, ну, на худой конец, за нашего бизнесмена. А еще лучше за бизнесмена-иностранца, — громким ржанием она сама же оценила свой юмор. — Да, бизнесмен-американец — это, пожалуй, то, что нужно.

— Ладно, давай спать, — прервала я ее, — день был тяжелый.

Лера заснула. Меня же долго мучила мысль, что жизнь проходит, а я никому не нужна. «Неужели я не могу привлечь внимание? Разве нельзя в меня влюбиться в конце концов? Возможно, моя внешность и не тянет на обложку «Плейбоя», но, честно говоря, у меня множество приятных черт — и волосы красивые, и глаза, губы тоже ничего. Все вроде бы на месте, а никто этого не замечает…»

Когда я проснулась, был первый час дня, Лера еще спала. Приоткрыв дверь, убедилась, что душевая занята и за водой опять придется тащиться на кухню. Каждое утро я прихожу в состояние легкого бешенства оттого, что Джафал, наш сосед по блоку, с утра занимает душ и мне не удается набрать воду в чайник. С Джафалом и его подружкой Наташей мы живем в одном блоке уже третий год. Соседи они вполне терпимые, если не считать нашего совместного пользования санузлом, из-за которого часто возникают проблемы.

Наташа и Джафал живут вместе уже четыре года, но пожениться вряд ли смогут — и его, и ее родители категорически против. Наташа с великолепными светло-русыми косами, бледным кукольным личиком, серо-голубыми кроткими очами, милым курносым носиком и нежным ртом — классический образец неброской русской красоты. Ее главное достоинство, если не брать в расчет почти безупречную фигуру, — безропотный нрав. Джафал часто приводит к себе земляков, человек по пять-шесть. Они много едят и курят, шумно обсуждают проблемы, и по всему блоку витает аромат крепкого кофе и дорогого табака. А Наташа мечется по коридору с огромными кусками мяса, пакетами кофе и чайником.

Джафал, маленький щуплый сириец, улыбчивый, но хитроватый и в меру прижимистый, в праздники становится на удивление щедрым. Когда он выпьет, приглашает нас с Леркой к себе, угощает шашлыком, дорогим вином и конфетами, доводя Наташу до тихого бешенства своим гостеприимством.

Накинув халат, я отправилась за водой. На кухне две первокурсницы жарили картошку, а из одинокой кастрюли валил пар. Я убавила огонь, наполнила чайник и вернулась в комнату. Лерка уже не спала, но вставать не собиралась, лениво кутаясь в одеяло.

— Ты чего шумишь? — спросила она, приподнимая голову с подушки. — Что есть будем?

— То же, что и вчера.

Я взяла заварочный чайник и опять пошла на кухню, чтобы вылить вчерашнюю заварку. Когда вернулась, Леры в комнате уже не было. «Пошла по общежитию шататься», — обиделась я на то, что она исчезла, не предупредив.

Лера получила перевод из дома и предложила сходить на вчерашний концерт еще раз. Мы выбрали ей наряд, потом вымыли и высушили волосы, подкрасились. Столь тщательные приготовления заняли слишком много времени, так что всю дорогу пришлось бежать, просачиваясь сквозь толпу. И все равно опоздали. Но расстроились не сильно — выпили кофе, съели мороженое, отдышались и прогулялись по фойе.

Когда объявили антракт и в буфете выстроились длинные хвосты за мороженым, мы вошли в зал, чтобы занять свободные места ближе к сцене.

В конце второго отделения выступал Пресняков. Фэны встретили певца истошным визгом. Одного даже милиционеры выволокли из зала.

После концерта мы в толпе поклонников терпеливо ждали артистов у служебного входа. Но при появлении Преснякова кучка самых ретивых фанаток окружила его плотной стеной, пробиться через которую было невозможно. Мы двинулись к метро.

Было поздно. Осенний ветер дул в лицо, осыпая нас пылью и мелким мусором.

— Может, пива купим? — предложила Лера.

Мы подошли к толстой тетке, одиноко стоящей над ящиком пива с недопитой бутылкой в руках.

— Покупайте, девчата, наше, «Жигулевское», — предложила она. — На пятьдесят рублей дешевле!

Лера, покопавшись в сумочке, расплатилась и убрала покупку.

— Красавицы, как дела? — раздался совсем рядом чей-то голос. Мы обе испугались. На Леру в упор смотрел смазливый тип в супермодном кашемировом пальто, сильно подвыпивший.

Я давно привыкла к тому, что Лера привлекает к себе внимание — порой с ней просто невозможно идти рядом по улице. Но сейчас это особенно раздражало: было холодно, хотелось поскорее добраться до общежития и напиться горячего чая, а этот хам, кажется, никуда не торопился и буквально пожирал Леру глазами.

— Может, прогуляемся? — парень приблизился к ней, но я уже не слышала, о чем идет речь. Мне ужасно не терпелось очутиться дома и завалиться спать, поэтому я грубо спросила:

— Лера, остаешься или уходишь? Мне некогда.

Она заволновалась, полезла в сумку и что-то написала на клочке бумаги.

— Пока! До завтра, — как с хорошим знакомым, распрощалась она и без тени смущения добавила: — Я буду ждать.

Не без усилий мы пробрались через толпу темпераментных южан у коммерческих киосков. «Красавица, со мной пойти не хочешь?», «Девушки, присоединяйтесь к нам», — неслось нам вослед. К Лерке приставали какие-то типы, хватали за руки. Она же только кокетливо улыбалась, стреляла глазками и жаловалась: «Ах, как я устала!» Я же чувствовала себя не в своей тарелке.

В общежитие мы приехали, как всегда, поздно. Сначала Лера открыла бутылку не слишком холодного пива, мы выпили его, закусывая соленой рыбой. Потом, отмывшись от рыбного запаха, завели никчемный разговор за чаем с вареньем.

— С тобой не соскучишься, — я не могла скрыть своего раздражения. — Тащишь к себе всех подряд с улицы, не страшно?

— Да ладно, — безразлично отмахнулась она, — он же пьяный был, не придет.

— Но не первого же встречного все-таки домой приглашать! — настаивала я.

— А в жизни надо ценить каждый шанс, — спокойно объяснила мне Лерка. — Да и мальчик ничего. Посидим, музыку послушаем… Он с другом придет, я его предупредила.

— Я убью тебя! — процедила я сквозь зубы, не придумав ничего лучшего, но про себя решила — пусть потешится, у некоторых девиц просто мания сводничать.


Перед приходом гостей Лера схватилась за веник и начала было мести пол, но, решив, что уютней наше логово от этого не станет, оставила экспромт с уборкой. Осторожно сняв зеркало со стены, она прислонила его к подушке на кровати и, оседлав стул, устроилась напротив поудобнее и обложилась флакончиками с духами, косметикой и бижутерией.

— Я и правда похожа на Мадонну, — сказала она, завершив туалет и любуясь собственным отражением. — Хотя Мадонна — коротышка. Я тяну на Ким Бессинджер!

Чтобы не выглядеть совсем уж блекло на фоне Леркиной красоты, я тоже приукрасилась — обвела карандашом губы, уложила феном волосы и напялила все то же надоевшее бордовое платье. На этом мой туалет был завершен.


Студенты института стали и сплавов Дима Понизовский и Леня Павлов — москвичи. Как и многие домашние мальчики, Дима и Леня любят приходить в гости к девочкам в общежитие — место абсолютной свободы. Явились они слегка навеселе, прихватив гитару и пару бутылок вина.

— Здорово, ребята, проходите! — встретила их Лера, стрельнув подведенными глазками.

Мы уселись за стол, разлили вино, выпили. Закуска была скудновата — Лера отказалась идти в магазин, я тоже не стала утруждаться. Но гостей это нисколько не смущало, они непринужденно общались между собой и бросали на нас взгляды.

Скоро Лера под предлогом «покурить» попробовала увести Леню, более высокого, атлетического сложения, в коридор. Я разрешила курить в комнате. Второй парень, интеллигентного вида, достал гитару и запел.

— Эту песню я посвящаю прекрасным дамам, — Дима затянул какой-то романс. Все ждали, когда же ему наконец надоест. Но Дима все повторял по нескольку раз припев, самозабвенно аккомпанируя себе на гитаре. Первой не выдержала Лера:

— Брависсимо, Дима, ты гений! — Ее восторги выглядели вполне натурально, но я-то знала ее отношение к такой музыке. — Ты, наверно, сам сочиняешь и музыку, и стихи? Может, допьем бутылку?

— Какая проза — допьем бутылку! — обиделся Дима.

— Но вино-то выдыхается.

На Диминых щеках заиграл румянец, он разгорячился, полез в сумку и протянул Лере толстый альбом:

— Вот, здесь в основном лирика и…

Лера спрятала руки под стол.

— Спасибо, не надо, — обрубила она доморощенного поэта. — Я не читаю стихи. Извини.

Дима был сильно обескуражен и какое-то время сидел молча. Мы еще немного выпили, затем поделились впечатлениями о студенческой жизни, а потом Лера увела-таки Леню в коридор. И Дима, воспользовавшись Леркиным отсутствием, продолжил концерт.

Умирая от скуки, я время от времени вставляла «хорошо» и «здорово». И уже совсем потеряв терпение, не выдержала и кивнула на недопитую бутылку:

— Может, еще нальешь?

Мы допили остатки вина, и я потащилась на кухню набрать воды в чайник. Но, распахнув дверь, тут же вылетела оттуда пулей. Чей-то чайник исходил паром, в мусорном бачке рылся кот, а Лера и Леня самозабвенно целовались у раковины. Как ошпаренная прибежала в комнату, упала на стул, схватила со стола бутерброд и машинально прожевала его, думая о том, что никогда не смогла бы вот так запросто целоваться на кухне с незнакомым мужчиной.

Неожиданно вошли Лера и Леня, задумчивые, пропахшие табаком. Воцарилось молчание, Лера меланхолично допила остатки вина в стакане. Леня принялся изучать скромное убранство нашего жилища. Его внимание привлекла исписанная ругательствами чертежная доска.

— Кто у вас такой художник?

— Казенная собственность, — ответила я. — Доске лет двадцать, и каждый оставляет на ней свой автограф.

— Регина, выйдем на минутку, — неожиданно попросила Лера, — надо поговорить.

Сначала она никак не могла сформулировать свою мысль. Наконец решилась.

— Я хочу тебя попросить. Как ты отнесешься к тому, что… — Она затянулась и выпустила дым. — Как ты отнесешься к тому… если Леня у нас сегодня переночует?

Я хотела сказать, что наша комната не публичный дом, но у меня пересохло в горле.

— Нет, не хочу! — прохрипела я. — Совсем, что ли, рехнулась? — Слезы выступили у меня на глазах, я показалась себе жалкой и смешной, но уступать ей не собиралась. — Не хочу быть третьей, мне это не нравится.

— Да ладно, что ты опять…

— Я тебя предупредила.

— Забудь об этом. Я пойду, а ты остынь немного, а то вид у тебя слегка пришибленный.

Как только я осталась одна, из комнаты вышел Дима в куртке и с гитарой.

— Так и знал, что возвращаться придется одному, — сказал он. — Слушай, какие у тебя планы на завтра? Может, встретимся? В пять часов заеду за тобой?


Когда Лера и Леня ушли, я еще долго не ложилась спать и прислушивалась к голосам в коридоре. Дверь поминутно вздрагивала от ударов упругого предмета — чьи-то дети затеяли футбол на нашем этаже. Мне все казалось, что Лера и Леня проникнут в комнату и займутся любовью. Но я зря боялась, они нашли себе пристанище покомфортней.

После вечеринки парочка приютилась у Тики, студента из Нигерии, женатого на русской девушке Оксане. Когда-то они были в одной компании — негр Тика клеился к Лере, Оксана делила ложе с болгарином Костей, и все были довольны и счастливы. Но неожиданно Оксана «залетела» от того самого Тики, который страстно клялся Лере в любви и обещал золотые горы. Женившись, Тика и Оксана посерьезнели, превратились в достойную семейную пару. Сейчас они гостили у родственников в Африке, великодушно предоставляя комнату друзьям.

Ключ Лера взяла у Сисяя, Тикиного земляка.

— Чья это хата? — спросил Леня, разглядывая импортную технику и мысленно сравнивая шикарное убранство с обшарпанной комнатенкой Леры.

— Одних знакомых нигерийцев. — Лера деловито расстелила на шикарное супружеское ложе предусмотрительно захваченную простыню.

— Ну и живут же негры!

После интимных ласк они договорились встретиться завтра.

Проснувшись, я бросила взгляд на соседнюю койку. Лера безмятежно спала. Я решила разбудить ее, чтобы вместе пойти в институт.

Первое после каникул свидание с институтом не заставило трепетать наши сердца. Учеба давно перестала быть для меня делом номер один. Про Леру и говорить не стоит. Когда-то она поступала в театральный, но не прошла даже предварительный конкурс. Таких случайных людей в институте было много — несостоявшихся художников, актрис, архитекторов и прочих непризнанных талантов. Сама я неплохо училась, чем заслужила репутацию «серьезной» студентки, но на третьем курсе, озабоченная не складывающейся личной жизнью, махнула на занятия рукой.

Купив пачку газет в киоске, я поднялась в аудиторию и забралась повыше. В прессе я нашла пару интересных интервью и длинный кусок какого-то детектива. Этого мне хватило, чтоб дождаться конца невыносимо скучных лекций. Лерка, зевая, перелистывала последний номер «Бурда моден».

Едва заслышав долгожданный звонок, мы рванули в буфет, но там толпилась длинная очередь за сосисками. Уложиться в небольшой перерыв не было ни малейшего шанса. Получили свой обед ровно за две минуты до начала занятий и, молча проглотив его, мы ушли прочь из института.

В общежитии, напившись горячего чая, я достала очередное письмо, которое взяла на вахте, и зачитала его вслух, чтобы развеселить Лерку, не в меру грустную и задумчивую.

В письме была цветная фотография мужчины в возрасте от сорока пяти до шестидесяти, с лукавым взглядом, рыжими кудряшками, кокетливой улыбкой-усмешкой. Полосатая рубашка, пестрый галстук со смелым орнаментом и темно-синяя безрукавка смотрелись безукоризненно.

«Дорогая Регина.

Твое имя и адрес я узнал через «МК Интернейшнл». Там говорится, что ты любишь путешествия, кино и музыку, я также увлекаюсь всем этим. Пожалуйста, прости мне холодность этого отпечатанного письма, следующие будут более личные и теплые.

У меня сложилось впечатление, что ты умная, несколько застенчивая девушка, и я горю желанием побольше узнать о твоих мечтах и планах на будущее. Я решительный мужчина средних лет, внимательный и добрый, с исключительным чувством юмора, ненасытной любознательностью и широким кругом интересов. Получил университетское образование: доктор философии и в области прикладной математики имею международную известность. У меня атлетическая фигура, нет вредных привычек, слабостей и болезней, я веду очень умеренный и здоровый образ жизни.

К числу моих увлечений относится объемная фотография, скульптура на камне, вышивание золотом, длительные пешие прогулки и чтение. Я также учусь играть на гитаре — ты предпочитаешь дансинги, театральные постановки или легкую музыку?

Для меня очень важно обнаружить «красоту в простоте» — в искусстве, чтении и познании природы, поэтому очень важно, чтобы женщина, которую я ищу, так же относилась к подобного рода вещам. Ты принадлежишь к художественному, вдумчивому типу личности, который предпочитает действовать вне толпы?

Я живу в красивых местах северо-запада Тихоокеанского побережья, в спокойном штате Орегон. Неподалеку на востоке лежат величественные горы, а всего в часе езды от Далтона — Тихий океан, так что для отдыха есть большие возможности. Ты когда-нибудь пыталась ходить в снегоступах? Ты наслаждалась шумом прибоя, сидя в коттедже на берегу океана ночью?

Женщина, которую я хочу взять в жены, должна быть искренней, верной, преданной, сердечной, женственной, здоровой и бодрой. Мы должны уметь общаться друг с другом на разных уровнях, словесно и мысленно, без эгоконфликтов. Иметь искренне любящую душу, стремиться оказать мне эмоциональную и душевную поддержку. Поверь, я прошу не более того, что могу дать сам.

Ответь поскорее авиапочтой, если ты хочешь познакомиться с мужчиной, который сможет обеспечить тебе безопасность, атмосферу любви, уважения и нежности. Если наши интересы совпадают, то ОБЯЗАТЕЛЬНО ПРИШЛИ НЕСКОЛЬКО ФОТОГРАФИЙ.

С наилучшими пожеланиями

твой друг Стенли.

Др. Стенли Старкс

3519 Вилламет-стрит, 381

Далтон, Орегон, США 95484»

Лера прослушала письмо без всякого интереса и, не утруждая себя вежливым переходом к другой теме, заявила:

— А Леня парень ничего, — она искоса глянула на меня, проверяя реакцию, — милый парнишка.

— Мой американец тоже премилый, — попыталась отшутиться я.

— Чего? Да он же уже в возрасте, дедуля, — Лера безразлично глянула на фото, — ему за семьдесят. На молоденьких потянуло? А как ты думаешь, придет он сегодня?

— Придет, конечно, к тебе всегда приходят, — ответила я и даже словом не обмолвилась о том, что Дима тоже пообещал зайти сегодня за мной. Не стала хвастать заранее, чтоб не попасть в смешное положение, если он вдруг передумает. Лера ведь не предполагала, какого успеха на личном фронте я добилась.

Я планировала собрать все письма, засесть за словари и написать всем длинные подробные ответы — мое женское любопытство не давало мне покоя, и хотелось узнать, напишут они еще раз или, как прежде, канут в небытие. Рассчитывать всерьез на иностранцев было бы самонадеянно, моя переписка с ними обычно далеко не заходила. Правда, год назад я получила четыре письма от Дэвида Макгрейди из Чикаго, тридцатитрехлетнего владельца компании по продаже недвижимости, американца в третьем поколении, предки которого — выходцы из России и Румынии. И уже было поверила, что за этим последует что-то серьезное и значительное, что парень познакомился с серьезными намерениями — он ведь подробно расписывал свой дом, рассказывал о родителях. Но неожиданно все прекратилось, а я тогда чуть не разорвалась, отправила несколько посланий, пыталась звонить и чуть не побежала в частное сыскное агентство.

Нужно отдать должное, американцы очень вежливы и после нескольких корреспонденций, если выбор пал не на меня, сообщают об этом, извиняются и желают счастья. Брайан Гиббсон, художник и скульптор по профессии из небольшого городка в Северной Каролине, даже прислал мне фото, на котором запечатлелся со своей избранницей Мариной. Брайан сокрушался, что долго морочил мне голову, желал счастья и предлагал сохранить хорошие отношения.

Предполагаемая встреча с Димой спутала все карты. Я положила письмо из Орегона в общую коллекцию и решила: если Дима сегодня не явится, завтра же отвечу всем сразу. А сейчас мои мысли были разрозненны, и сосредоточиться я не могла. Придет Дима или нет, готовиться к этому свиданию или не стоит — мне почему-то не верилось, что он захочет продолжить знакомство. К тому же было ужасно неловко вертеться у зеркала и наводить марафет, когда Лерка валяется на койке, красит ногти и болтает о том, как Элизабет Тейлор сбросила вес. Можно представить ее издевательские реплики, когда я при полном параде буду медленно чахнуть, ожидая Диму, а он так и не явится. Я решила отнестись к происходящему проще, не стала долго колдовать над внешностью, лишь вымыла голову и растерла по губам остатки бледно-розовой помады.

Дима пришел. Лера смерила меня насмешливо-высокомерным взглядом, и я подумала, какая опасная вещь — чувство женского превосходства. И как смешно, должно быть, наблюдать за мной, хроническим аутсайдером, который трепыхается и пробует сопротивляться привычному течению скучной жизни. В Леркином взгляде читалось полное неверие в то, что за моей встречей с Димой последует что-либо серьезное — уж слишком невыигрышно я смотрелась в незатейливом сером костюмчике, который прикупила года три назад на Рижском рынке по дешевке и носила в институт каждый день, как школьную форму.

— Это к тебе, что ли? — она пренебрежительно глянула на Диму, отчего улыбка исчезла с его лица. — Подожди за дверью.

Мы вместе вышли из комнаты. Парень, с которым свела меня Лера, хорошо воспитан и позволил себе роскошь не заметить ее хамства.

Как и прежде, мне было достаточно уже того, что он просто не забыл о встрече, — я моментально загорелась и почувствовала себя чуть ли не влюбленной. «Господи, как мало, оказывается, для счастья надо, — думала я. — Знали бы мужчины, как легко соблазняются перезрелые девственницы. Знали бы они…»

Меня удивляло, что он как бы и вовсе не замечает моей замкнутости и стеснительности. Общаться с ним оказалось легко, что придавало мне уверенности. Он был музыкальным фэном Владимира Преснякова, и я, совершенно не склонная к фанатизму, смотрела на него как на некое уникальное явление. Мне тоже нравился Пресняков, но было непонятно, как можно превращать это в культ и видеть в этом чуть ли не смысл жизни.

Дима бывал на гастролях Преснякова десятки раз, исколесил всю страну в погоне за кумиром. Имея за плечами два класса музыкальной школы, он и сам пробовал писать и неоднократно исполнял свои шедевры. Первое произведение Дима записал на кассету и отправил Алле Пугачевой почтой. Полгода прошло в томительном ожидании, но ответа не последовало, и после долгих и мучительных размышлений он решил сменить тактику — влился в тусовку музыкальных фэнов.

Там быстро нашлись единомышленники. За четыре года он познакомился с фанатами многих звезд и изучил околомузыкальные нравы тусовки от и до. Мог часами рассказывать о жизни рок– и поп-фэнов, мог прочитать лекцию о том, чем отличаются поклонники Пугачевой от любителей, например, группы «На-на».

Ему очень хотелось прославиться, и его постоянно распирало от всяческих проектов: найти спонсора и записать свой компакт-диск, организовать фэн-клуб, издать бестселлер или что-то в этом роде. Я слушала его с открытым ртом и начинала верить, что все это возможно.

Последней идеей была книга о музыкальных фэнах. Дима не сомневался, что она обязательно попадет в разряд бестселлеров, ведь в ней он собирался изложить подробно свою теорию. Вот коротко основные идеи этого ненаписанного шедевра. Согласно его теории, все музыкальные фанаты разделяются на четыре группы.

Первая группа — фэны по убеждению. Они боготворят своего любимого артиста, следят за каждым его шагом, ведут дневники, собирают пластинки, альбомы, фотографии. Знают всех жен и мужей, любовниц и любовников, всегда скажут, в порядке ли у него здоровье и на каком месяце беременности его последняя жена. Внешне фэн по убеждению старается быть похожим на объект своего поклонения: копирует прическу, грим, повторяет привычки, жесты, манеру одеваться. Но внешнее сходство относительно, а главная его черта — верность. Он знает, что его любимый артист поет лучшие песни, пишет лучшую музыку, сногсшибательно одевается и роскошно выглядит, а потому, даже если постареет и потеряет голос, фанат по убеждению не бросит его, напротив, будет приходить на редкие концерты и дарить цветы в полупустом зале.

Вторая группа фэнов — несостоявшиеся артисты, поэты и композиторы. Это интеллигентного вида ребята, мечтающие о славе. Они стараются притереться поближе к людям из шоу-бизнеса, надеясь через них завязать нужные знакомства. Ну а если удастся войти в фавор к нужному человеку, можно, выбившись из общей массы, сделать карьеру. Предел мечтаний девушки-фэнки второй категории — брак со знаменитостью.

Третья группа — фэны от нечего делать. У них много свободного времени, которое они весело проводят на репетициях, развлекаются тем, что действуют на нервы обожаемому кумиру: курят, вызывающе ржут при неудачных репликах звезды и переругиваются с ней. Наконец кто-нибудь из охраны, а то и сама разъяренная прима выталкивает за шиворот наглеца, а на следующий день видит в зале все ту же наглую рожу.

Четвертая категория — случайные фэны. Обычно они попадают в тусовки за компанию с фэнами по убеждению, их привлекает веселая жизнь и интриги вокруг известного имени. Они обычно недолго задерживаются в компании и бесследно исчезают, как только найдется развлечение поинтереснее.

Проблема в том, что Дима никогда раньше литературой не занимался, хоть и владел информацией — он рассказал мне столько историй из жизни поп-звезд, что от избытка сведений у меня едва не замутился разум. Кажется, я начинала его понимать и в душе даже порадовалась тому, что все эти идеи и проекты не оставляют времени для изучения моей скромной персоны.

Первое время я не верила в его искренность и ждала подвоха, но потом решила — парень действительно не от мира сего. Мы стали встречаться. Отношения между нами были не совсем обычными, за два месяца регулярных свиданий он не позволил себе ни малейшего сексуального поползновения. Честно говоря, это радовало — с моей неуклюжестью и неопытностью все могло бы кончиться плохо.

Зато Лерка гуляла напропалую и каждый вечер делилась впечатлениями. Когда я уходила, в ее распоряжении оставалась комната. Леня покупал шампанское, они запирались, включали музыку, и им никто не мешал. Они были красивой парой — высокие, стройные, пышущие здоровьем, но когда Леня открывал рот, его красота меркла. Парень был недалек и очень обидчив. Словечки «чувак», «телка» и «крутой мэн», которыми пестрила его речь, смешили меня. Я умилялась, когда Лерка, слушая его, отвечала глупостью на глупость и уморительно кивала головкой. Вот уж действительно, — рыбак рыбака…

Однажды я не удержалась и воткнула пару шпилек в его рассказ о «крутом рэкетире», который якобы держит в руках весь Рижский рынок. Между нами возникла перепалка, Леня обозвал меня облезлой курицей, я его идиотом, тут вмешалась Лера и помирила нас.

— Да что ты, Леня, — сказала она, — она вредная, но добрая. Региночке просто не сильно везет в жизни. Не обижайся на нее.

После такого пассажа я была готова запустить в Лерку утюгом, но, на ее счастье, быстро остывала.

Когда я возвращалась в общежитие после свидания с Димой, они шли в коридор и ворковали на подоконнике до глубокой ночи.

Однажды Леня пришел к Лере, как всегда, с бутылкой, а я совершенно некстати оказалась дома. Мне некуда было податься, встреча с Димой назначена на завтра, и я валялась на кровати с книгой в руках — в мои планы не входило освобождать им комнату. Мы явно не поняли друг друга — Леня и Лера, как два мотылька, сели за стол и принялись чего-то ждать. Я увлеченно листала страницы какого-то фантастического романа, хрустела яблоком и не желала никуда сматываться. Потеряв терпение, Леня открыл здоровенную бутыль «Абсолюта».

Они выпили, и очень много, их обоих так развезло, что Лера еле смогла встать из-за стола и дойти до кровати.

— Я люблю водку, от нее веселее, — старательно выговаривала она, еле ворочая языком. Отпила еще немного и упала на постель, уронив на пол стакан.

Я с любопытством наблюдала этот спектакль, но дело принимало странный оборот. Леня сел рядом и просунул руку ей под свитер, отчего ее передернуло:

— Убери свои холодные лапы! — взвизгнула она. — Не лезь ко мне!

— Что здесь происходит? Ведите себя прилично! — возмутилась я.

— Заткнись, выдра. — Леня ловкими движениями стащил с себя галстук и свалился рядом с Лерой. — Черт, почему кровать такая скрипучая?

Я захлопнула книгу и вышла за дверь, они меня победили. Вспомнила Диму, милого и интеллигентного, который все-таки есть у меня. При мысли о том, что есть на свете человек, который не позволит себе обращаться со мной так по-свински, стало тепло на сердце.


Обычно мы встречались у Олимпийского или у театра, куда заранее покупали билеты, а затем не спеша возвращались в общежитие. Иногда он заходил за мной пораньше, чтобы посидеть в кафе. Однажды после спектакля Дима предложил заехать к нему домой посмотреть видео. Я понимала, что это только предлог, — я ведь не девочка-восьмиклассница, но согласилась, тем более в общежитии у нас телевизора не было.

Когда вышли из театра, было уже совсем темно, мокрый снег слепил глаза, ветер пронизывал насквозь. Мы долго стояли на остановке и совсем окоченели, пока дождались автобуса.

Меня поразил запущенный вид его квартиры: огромные тюки и коробки в углах, на шкафах и под кроватями, повсюду пыль и хлам. Причина беспорядка выяснилась очень скоро. На запыленном серванте я увидела несколько визитных карточек и прочла: «Понизовский Леонид Аркадьевич, доктор физико-математических наук, профессор».

— Мой папаша, — без особой гордости сказал Дима, заметив мой интерес, — он профессор, но в наше время лучше бы он был швейцаром в хорошем ресторане. У него целый букет званий, а сейчас торгует на рынке женским бельем, косметикой и «тампаксами».

Дима нажал кнопку включения на пульте дистанционного управления и исчез. Я сидела в мягком кресле и смотрела старый фильм с Мордюковой и Ульяновым. Мне нравились наши старые фильмы, наивные и смешные, с простыми и добрыми лицами, искренними чувствами, немудреным сюжетом. Дима принес чай, поставил на стол чашки и по-хозяйски развалился в соседнем кресле.

— Недавно папаша приехал из Швейцарии с международной конференции по математическому моделированию. Он, кроме того, что профессор, еще и челнок-бизнесмен, могу угостить шампанским и прочими трофеями.

Из холодильника он принес шоколадные конфеты, печенье и пластиковую бутыль кока-колы. Аккуратно поставив все на стол, выбрал кассету, и на экране телевизора появилась могучая фигура Арнольда Шварценеггера. Шампанское было холодное, с кисловатым привкусом, я медленно смаковала его и даже немного размякла, как вдруг неожиданный вопрос огорошил меня:

— А спать будем на диване?

Дима выглядел домашним мальчиком, скромным, чуть ли не маменькиным сынком, и отважиться на такое предложение было для него непросто. Лицо искривилось в вымученной улыбке, на щеках заиграл румянец.

— Наконец-то мы коснулись этого, — холодно ответила я. Как ни странно, запретная тема не казалась сейчас неприличной, я мысленно оценила его мужские достоинства и решила — мне нечего бояться. Я умела держать себя в руках и при необходимости принимать неприступную позу, поэтому скептически усмехнулась и спросила: а стоит ли портить отношения?

— Ты считаешь, это их испортит? — поразился он. — Наоборот!

— Я старше тебя, Дима, — усталым голосом умудренной опытом светской львицы произнесла я, — и знаю, что может повлиять на отношение мужчины к женщине, закончим этот разговор. И… должна предупредить, — добавила я уже без сарказма, — я полный ноль в этих делах.

— Да? Честно? Вот и я тоже. Ладно, тогда отложим. — В голосе слышалась обида, и мне захотелось его утешить, я даже пожалела, что не могу оказать ему эту услугу.

Огромная тяжесть свалилась с наших плеч, когда вопрос был исчерпан. Мы ни словом не обмолвились об этом за весь вечер и, молча просмотрев несколько боевиков, разошлись спать по разным комнатам.

С этого дня между нами появилась некоторая напряженность. Казалось, он вот-вот опять вернется к этому разговору, я психологически готовилась к нему, подбирала слова и аргументы, взвешивала все «за» и «против», но он ходил вокруг да около. Сейчас, задним числом, понимаю, что парень тоже робел, ему было нелегко, ведь один раз его уже отвергли. Но я тогда считала, что все мужчины многоопытны, ведь, по Леркиным рассказам, редко кто из них остается девственником до восемнадцати лет. И подумать только, что мне подвернулся именно такой редкий экземпляр.

Эти мысли не выходили из головы. Должна признаться, будь Дима чуть настойчивее, он и тогда, в первый же вечер у себя дома, легко смог бы овладеть мною, несмотря на напускную холодность. Я боялась очень многого: боялась и забеременеть, и боли в первую «брачную» ночь, и того, что Дима сразу меня бросит, боялась показаться слишком толстой… Но в то же время жутко не хотела остаться старой девой. И хоть сначала я отвергла его, сейчас, поразмыслив, понимала, тянуть дальше нельзя — либо «да», либо «нет», середины быть не может.

Мы оба были неопытными, робели и не решались заговорить об этом снова. А мне так хотелось, чтобы он сделал первый шаг и дал мне повод ответить: «А почему бы и нет?» Меня мучили сомнения, я понимала, наши отношения не настолько серьезны, чтобы рассчитывать на продолжительную связь, не говоря уж о браке, но, почти не имея поклонников, не избалованная вниманием мужчин, я боялась потерять и его. Мне хотелось любой ценой продлить наши отношения и, раз уж подвернулся случай, — идти до конца.

Новый год мы собирались отметить в обществе Леры и Лени, но неожиданно они поругались, и все пошло прахом. Лера ушла в другую компанию, на праздничном столе, кроме бутылки шампанского и апельсинов, ничего не оказалось, а мы остались одни. Делать было нечего; разлив вино по бокалам, Дима настроил гитару и исполнил песню-тост, подготовленную специально для этого вечера. Потом выпили еще немного, и нам стало веселее, почувствовалась атмосфера праздника.

Я подошла и положила руки ему на плечи, он не растерялся и плавно провел ладонью по моей груди. Потом как-то странно посмотрел на меня, словно ждал чего-то. Мы разделись и легли на кровать, в темноте его тело казалось теплым, мягким и каким-то по-детски нежным, отчего мне вдруг стало стыдно и неловко. Казалось, я вот-вот лишусь чувств. У нас было все необходимое: свободная комната, покой и относительный комфорт, таинство новогодней ночи, но почему-то ничего не выходило.

Дима попробовал возбудиться при помощи рук, но ничего не добился. Помучившись некоторое время, тяжело выдохнул:

— Извини, не получается…

Мне хотелось разреветься: столько страхов и сомнений преодолено, я наконец-то решилась, и все зря? Какое страшное разочарование! Раз он ничего не может, значит, я непривлекательна и совсем несексуальна. Мы лежали рядом, держась за руки, наши тела соприкасались, а у нас ничего, ну совсем ничего не выходило.

— Это целиком моя вина, — не выдержала и расплакалась я.

— Ты мне нравишься, не плачь, — успокаивал меня Дима, — у нас сегодня все впервые, мы оба волнуемся. Завтра попробуем еще, и все будет отлично. Не думай, я не импотент…

— Это я виновата! — упрямо твердила я.

На следующий день Дима купил на Новом Арбате пять толстых книг о сексе, неделю мы сосредоточенно читали и разглядывали картинки — можно представить, чего мне это стоило, ведь Лерка тоже читала, да еще с каким интересом! Кое-как успокоились: специалисты советовали не вешать нос при первой неудаче и поскорее забыть о печальном опыте, в следующий раз все обязательно получится.

В тот день Дима взял бутылку шампанского в театральном буфете, я купила свечи и шоколадные конфеты, мы встретились и поехали к нему домой. Там мы, немного выпив, перевели дух и согрелись. Стопа книг о любви аккуратно лежала на диване, и я про себя отметила, что Дима серьезно занимается изучением предмета.

Лежа под теплым ватным одеялом и едва касаясь друг друга, мы все еще верили — сегодняшняя ночь будет началом. Но трудности начались сразу: Дима долго возился в темноте, неуклюже обнимал меня, терся носом о мою шею, но ничего не выходило. — Я тебя не возбуждаю? — готовая опять разреветься, спросила я. — Что-то не так делаю?

— Лучше закрой глаза и помолчи. — Дима энергично массировал свое орудие любви, добиваясь эрекции, как советовали в какой-то книге. Неожиданно замер, растерянно посмотрел на свою правую руку и взял со стола газету.

— Ничего страшного, — прокомментировал он, вытирая руки старым номером «Известий». — Выражаясь по-научному, произошла преждевременная эякуляция. Никогда не думал, что это такая адская работа.

Затем мы спохватились — заводить детей в наши планы не входило — и купили десять упаковок презервативов. Начались новые страдания. Хорошо советовать в книжках — натягивай резину спокойно и смело приступай к делу. В жизни все оказалось далеко не так просто. Когда возникало желание — а именно так предлагают начинающим: заниматься любовью не по графику, а под настроение, — Дима соскакивал с кровати и бежал к тумбочке, лихорадочно искал пакетик и ножницы. Когда молодой любовник возвращался, надевать презерватив было уже не на что. Приходилось возбуждаться повторно, но прикосновение мерзко пахнущей резины все портило. Желание заниматься любовью пропадало и у него, и у меня.

Скоро я поняла, что вообще не хочу так мазохистски расставаться с девственностью, это утомительно и скучно, а главное — не доставляет ни малейшего удовлетворения. Всякий раз, когда Дима успокаивал меня после очередной неудачи, мне становилось легче оттого, что на сегодня все кончено.

— Ты не волнуйся, все будет нормально, — говорил он мне после очередного сеанса, — этот аппарат достал меня до печенок. Кажется, уже наметился небольшой прогресс?.. Только вот эта проклятая резина!

Я видела, как он переживает, но успокаивать его не могла. Чего хорошего-то? Иногда задумывались, а стоило ли хранить невинность так долго? Может быть, лучше было бы начать половую жизнь лет в четырнадцать, у подростков все легче и проще получается? Но потом наступало раскаяние, я вспоминала, как редко пользовалась успехом у мужчин, и готова была терпеть любой секс, даже самый убогий.

В конце концов мы оба устали. Я страдала потому, что не могла ему помочь, он тоже вымотался, осунулся и стал нервным. Мы решили оставить эти попытки, не мучиться больше и подождать. Дима обещал, что, когда я начну принимать противозачаточные таблетки, проблем у нас не будет. Действительно, их у нас больше не было, наши отношения выдохлись и сами собой сошли на нет. Наши встречи прекратились.


В ту самую новогоднюю ночь, когда мы с Димой пришли к согласию и прошли первый круг ада на моей койке, Лера порядком выпила и ее долго рвало в туалете. Чтобы привести себя в чувство, она вышла на улицу и стала, как рыба, заглатывать ртом воздух, пока не почувствовала облегчение. Холодный ветер пронизывал насквозь, она ежилась и мечтала о том, как натравить на Леню ребят с тяжелыми кулаками в отместку за грубое обращение. Мерзавец предложил ей оформить фиктивный брак аж за полторы тысячи баксов!

Лера замерзла, но возвращаться к друзьям не спешила — компания была на редкость скучной. Размазывая слезы по щекам, курила одну сигарету за другой. Неожиданно перед ней возник пожилой мужчина в кожаном пальто.

— Извините, девушка, могу я вам чем-нибудь помочь? — спросил неизвестный.

Столь неожиданное появление незнакомого человека в новогоднюю ночь на пустынном общежитском дворике производило почти мистическое впечатление. Лера утерла нос платком, поправила прическу. Обнажив в дежурной улыбке зубы, девушка кокетливо стрельнула глазками и подозрительно спросила:

— А что вы здесь делаете так поздно?

Таинственный незнакомец как бы не услышал вопроса, он взглянул на нее маленькими масляными глазками и пропел:

— Вы очень красивы, вы похожи на одну артистку…

— Только не надо этой пошлости! — Лера решительно хлюпнула носом и запрятала подальше носовой платок. — Я ни на кого не похожа, я — уникальна.

Чем-то ей понравился этот упитанный, барственного вида пожилой мужчина, лет шестидесяти — шестидесяти двух, с холеным подбородком. Он кивнул в сторону красного «москвича» на обочине: «Вон моя машина, я живу недалеко. У меня прекрасный французский коньяк и…»

— Нет, коньяк я не пью! — Леру передернуло при воспоминании о тошнотворном вкусе грузинского, которым ее сегодня угощали.

— А что вас устроит? Вино, ром, шампанское?

Старик внушал доверие, к тому же ужасно хотелось разнообразия, и, представив себе перспективу новогодней ночи в скучной малознакомой компании, она согласилась:

— Шампанское? А что, я не откажусь.

Они сели в машину и покатили в неизвестность. Притормозив у давно закрытого магазина «Вина», увидели двух несущих ночную вахту спекулянток. Шампанского у них не оказалось, зато имелась бутылка «Салюта». Столь неравноценная замена мало расстроила Леру, но на всякий случай она состроила капризную гримаску:

— Сначала «Салют» вместо шампанского, а потом вы замените бриллиант на стекляшку? — пропела капризным голоском и тут же спохватилась: «Я порю сущий бред… Видно, перепила».

Но незнакомец, казалось, ничего не замечал и, как ни в чем не бывало, крутил баранку.

— А сигареты-то у вас есть? — смелее спросила Лера, закинув ногу за ногу. — Я «Моre» предпочитаю.

Он достал из бардачка распечатанную пачку дорогих дамских сигарет и протянул ей. Сладковатый дым и гул мотора усыпляли, она согрелась и откинулась на сиденье. Приехали они очень скоро. В темноте Лера не разглядела дорогу и сейчас не знала, куда ее привез этот таинственный пожилой мужчина.

Поразило обилие книг, журналов, папок с газетами и какими-то вырезками. Бумаги были разбросаны повсюду, даже на полу, на письменном столе стояла допотопная пишущая машинка с заправленным листом.

— Не обращай внимание на беспорядок, присаживайся. — Он сгреб листы со стола, собрал их с пола и затолкал неровную кипу в переполненный ящик стола. — Сейчас много работы и нет времени прибраться.

— Нет-нет, все очень мило, — поспешила успокоить его Лера. Внезапно ее осенило, — мы ведь с вами даже не познакомились! Я — Лера, студентка.

— Меня можешь звать Мишей.

— А точнее?

— Михаил Яковлевич Врублевский, писатель, это на всякий случай. — Он откупорил бутылку и налил два полных бокала густой пахучей жидкости цвета граната. — Ну что, можно выпить за знакомство? Извини, у меня только конфеты.

Но про конфеты Лера уже не слышала. Она не сводила глаз с седого старика и думала — неужели перед ней самый настоящий писатель? Кто бы мог подумать, что в такую мерзлоту, среди ночи можно подцепить такого человека! Ей всегда нравились люди творческих профессий.

— Вы серьезно?

— Не бери в голову, выпей и расслабься. — Врублевский добавил ей ликера в бокал. Он был слегка разочарован тем, что его не узнали, вернее, просто не знали. — Сегодня прекрасный вечер, давай видео посмотрим?

Но Лера стала допытываться, о чем он пишет, угрожая сейчас же уйти, если не узнает, как называются его книги. В конце концов выяснилось, что Михаил Яковлевич — автор пяти книг о Ленине, а года три назад один солидный московский журнал напечатал его коронную пьесу о вожде мирового пролетариата, которую не поставил ни один театр.

Он пододвинул ей бокал, подсел ближе и положил руку на плечо. Лера осторожно, чтобы не обидеть писателя, отстранилась и взяла с полки первую попавшуюся книгу.

— М. Врублевский «Рассказы о Ленине», — прочла она. — Это ваше? Подарите на память, пожалуйста, с автографом.

— Знаешь, Лерочка, — елейным голоском пропел Врублевский, аккуратно заталкивая книгу на прежнее место, как бы не замечая ее просьбы, — ты очень красива. Ты похожа… ах, да! Кстати, я мог бы познакомить тебя с одним известным режиссером, который снимает фильм о манекенщицах.

Он включил видеомагнитофон, с экрана повалила крутая немецкая порнография. «Наверно, это помогает ему сосредоточиться перед сеансом мастурбации», — подумала Лера. Она еще немного выпила и переключилась на шоколадные конфеты. Делать было нечего, становилось скучно. Ликер, который они пили, был приторный и с каким-то синтетическим ароматом.

— Случайно, не такие фильмы снимает ваш знакомый? — Лера кивнула на экран.

— Ну зачем же так… — замялся писатель. Заметив кислое выражение на лице прекрасной незнакомки, Врублевский извлек из книжного шкафа толстый альбом с фотографиями. Лера перелистала несколько страниц, и ей стало еще тоскливее: на фотографиях высокорослые дамы в остатках кружевного нижнего белья демонстрировали свои прелести на фоне фальшивых интерьеров времен Людовика какого-то.

Тем временем Врублевский, видимо, решил, что пора перевести отношения в новую плоскость.

Он положил руку ей на грудь, потом забрался под блузку и расстегнул бюстгальтер. Оставалось снять брюки, и тут Лера сама помогла ему. «С таким стариком я впервые», — мелькнуло у нее в голове.

Они перебрались на мягкую продавленную кушетку. Там занялись любовью: сначала он сверху, потом она забралась на него и попробовала завладеть инициативой, но ничего не вышло — мешал его живот. Кроме того, отвлекал телевизор, пришлось встать, чтобы выключить видео. Лера встала на четвереньки, Врублевский пристроился сзади, минут пять они барахтались в такой позиции, потом опять легли и закончили уже стандартно.

«Боже, неужели это я», — подумала Лера, глядя на себя в зеркало ванной. Белокурые кудряшки растрепались и спутались, помада размазалась по подбородку, под глазами отпечатались жирные черные пятна туши. Чтобы привести себя в порядок, она заплела растрепанные волосы в короткую косичку и ополоснулась холодной водой. Когда она вернулась, Врублевский крепко спал, свет из окна падал на его двойной подбородок.


Телефон упрямо трезвонил, но никто не поднимал трубку, это начинало раздражать. «Сколько же можно звонить?» — простонала Лера спросонья, но ответа не последовало, в квартире было пусто, Врублевский тоже исчез.

Она нехотя встала и поплелась к телефону, опоздала и разозлилась. Раскуроченная постель, мятые простыни, бокалы с ликером на столе, тошнота и головная боль… Тщетно старалась вспомнить, сколько же она вчера выпила в общежитии, а потом здесь?

Постояв под душем и отряхнувшись от сна, кое-как расчесала волосы маленькой мужской расческой с выломанными зубцами и пошла одеваться. Лера уже была готова уйти, когда дверь широко распахнулась и появился Врублевский. Он был бодр и свеж, одет в спортивный костюм и кроссовки, на щеках играл здоровый румянец, и весь его облик излучал удаль и отвагу.

— Привет! Как дела? — Врублевский был явно доволен тем, что вовремя вернулся и застал ее. — Ты что, уходишь? Оставайся, у меня хорошее пиво, не хочешь?

Лера подумала, что холодное пиво сейчас будет как нельзя кстати, и согласилась, но при условии, что потом она сразу же отправится домой. В отличие от Врублевского, успевшего позаниматься спортом и избавиться от похмелья, Лера чувствовала себя плохо. Она смогла сделать лишь два глотка пива.

— Я ухожу, Миша, — слабым голосом предупредила девушка, — а вечером вернусь.

Но писатель оказался настойчивым, он облизал губы и пошел в очередную атаку:

— Я так рад, что ты здесь, Лера, — он гладил ее по животу, — ты восхитительная девушка…

Она старалась не замечать его возраст, да это и не имело сейчас значения, потому что ей было нехорошо, ее мутило, и нужно было поскорее закончить этот визит. Да и так ли уж важно, сколько мужчине лет, если он имеет какое-то положение в обществе и даже совершает пробежки по утрам? Его брюшко и двойной подбородок не имели никакого значения.


Для Леры я добрая, рассудительная старая дева, душевная, совершенно бесполая и мало привлекательная. Меня это не огорчает, даже трогает такое доверительное, почти дочернее отношение. Она обращается ко мне за советом, делится обидами, плачется и ждет поддержки, а я ловлю себя на том, что все ее шатания по чужим постелям воспринимаю как выходки нашкодившего дитяти. Она почему-то считает, что небольшая разница в возрасте делает меня намного умнее и опытнее, и всерьез надеется на мой ум и опыт.

Каждый вечер она рассказывает о своих приключениях, а я даю советы. Слава Богу, мы живем вместе не первый год, и мне хорошо известны ее похождения. Но никак не могу понять, чего она добивается от этого старика.

Я специально нашла в библиотеке сборник его незамысловатых рассказов и, прочитав, долго и тщетно пыталась заинтересовать Лерку, но та лишь отмахивалась. Она прибегала в общежитие за деньгами или одеждой, ночи напролет проводила у Врублевского, а потом хвасталась, какие у того связи, какой он талантливый писатель и как интересно и в то же время тяжело с творческой натурой жить.

И действительно, Михаил Яковлевич ее баловал. Брал ее с собой на вечера и юбилеи, банкеты и фуршеты, и это Лерке особенно нравилось. Поначалу, правда, она жутко переживала перед каждым выходом в свет, ходила за Врублевским, как тень, и боялась вставить слово. Но при ближайшем рассмотрении представители творческого бомонда оказались своими в доску ребятами. Известный на всю страну деятель мог громко сказать какую-нибудь пошлость и зычным ржанием оценить свой же юмор или напиться вдрызг, а потом как бы невзначай положить руку Лере на бедро. Словом, для общения с ними вполне хватало тех манер, которые она усвоила в общежитии.

Большинство на этих сборищах составляли случайные люди: разодетые в соболя девицы и бизнесмены с неясным происхождением капиталов. Когда Лера убедилась, что выглядит гораздо привлекательнее очень многих дам света и полусвета, она окончательно избавилась от комплексов, и у нее появился свой круг знакомых.

Такая жизнь ей нравилась. Но тут, как назло, Врублевский засел за новую пьесу и заявил, что больше никуда выходить не будет. Целыми днями рылся в своем архиве, печатал на машинке, пил кофе и валялся на диване с бумагами.

Когда после обеда он садился за письменный стол, на Леру находил непреодолимый приступ бешенства. «Кому нужна твоя ахинея?» — думала девушка, пожирая труженика пера огненными глазами. Но Врублевский рассуждал иначе, он часто пускался в долгие и нудные разглагольствования о неординарности личности вождя, противоречивости эпохи, опасности вульгарного истолкования переломных моментов развития истории — от его речей у Леры сводило скулы.

— Неужели нельзя работать утром, а вечером отдыхать? — гнула она свое. — Да и вредно перетруждаться в твоем возрасте.

На ту презентацию они пришли с опозданием: чтобы попасть на нее, Лере пришлось устроить скандал. После торжественной церемонии Врублевский встретил знакомого кинокритика и завел бесконечный нудный разговор о коварстве коллег-»перевертышей». Лера оставила их.

У стойки бара к ней подошел парень явно артистической наружности — с длинной русой шевелюрой до пояса, ленточкой на лбу, в широком свитере грубой домашней вязки и затертых джинсах. Как старой знакомой, он предложил Лере выпить. Привыкшая к простоте нравов людей искусства, она не отказалась.

— Ты здесь одна или с кем-то? — поинтересовался он.

— Я здесь с Врублевским, это мой папаша, — соврала она, недолго думая, — но у него сейчас важный разговор, а у меня — свободное время.

Они закурили. Его звали Серж, он заканчивал актерский факультет ГИТИСа и мечтал о работе в московском театре, хоть столичной прописки и не имел. Они выбрали дальний столик и заказали бутылку ликера. «Я здесь живу недалеко, зайдем?» — предложил Серж, кося замутненным глазом в ее глубокое декольте.

Вместе с шестью сокурсниками он занимал две маленькие комнаты на улице Герцена. Прямо на пороге Лера споткнулась о какой-то ящик, оказавшийся сортиром здоровенного рыжего кота.

— Осторожно, лампочка перегорела, — предупредил Серж, но было поздно. Больно ударившись лбом о деревянную перегородку, она шагнула в темный, огороженный шкафами и занавесками угол.

— Вот мой ковчег, — Серж задвинул подальше под кровать таз с грязным бельем. В темном маленьком закутке было не повернуться. Бросив на кровать сумку, Лера предложила покурить на кухне.

В кастрюле на плите что-то кипело, разнося по квартире не сильно приятный запах, чуть позже растрепанная девица в футболке сняла кастрюлю с плиты и понесла в комнату.

— Это тоже артистка?

— Нет, просто живет с нашим парнем.

— Говорят, в театральном — сплошной бордель! — сказала Лера. — А трудно туда поступить?

Серж закатил глаза:

— Боже, как мне надоела эта тема! — Он демонстративно выдохнул в потолок ровное кольцо дыма и снова затянулся. — Блатных много, а так было бы нетрудно, если есть способности. Ясно?

— Спасибо, — Лера посмотрела на часы. — Мне пора уходить, уже поздно. Даже не знаю, зачем я сюда пришла.

— Останься, — спохватился Серж, — хотя бы ненадолго.

— Я серьезно не могу, — чуть мягче объяснила Лера, — папаша уже икру мечет. Ему домой пора.

— А чем он занимается?

— Пьесу пишет. Окончательно свихнулся: сейчас на спектакли о Ленине палками не загонишь, если только Владимир Ильич не скинет трусы и не займется на сцене онанизмом. Но у папаши фантазии на это не хватит.

— Ты уж совсем сурова к предку, нельзя же так…


После разрыва с Димой все мне было безразлично. Я коротко написала всем иностранцам и сейчас ждала ответов, но их все не было. Механически ходила в институт, возвращалась, варила супы из пакетов и яйца, по вечерам много читала и спала. С одинаковым безразличием я могла проглатывать второсортное чтиво и путевые заметки, просматривать русско-немецкий разговорник или справочник технолога-машиностроителя. Лерка поражалась моей всеядности, а мне хотелось просто уйти от реальности, как-то от нее отстраниться.

Казалось, жизнь моя проходит, а одиночеству не будет конца, но письмо Эдуарда Басарова возродило меня к жизни. Оно было написано несколько небрежно, с грубыми поправками, и состояло из общих фраз. Фотографии не было.

«Дорогая Регина!

Я благодарен тебе за письмо, которым ты откликнулась на мое объявление. Мы пока не знакомы, и я не знаю, с чего начать. Поэтому расскажу о главном. Мне чуть больше сорока, я надежный, добрый и интеллигентный, по образованию энергетик, сейчас работаю в научно-исследовательском институте научным сотрудником.

Женат не был, надеюсь на встречу с нежной, порядочной девушкой, по характеру спокойной, искренней. В своей избраннице хочу видеть такие качества, как честность, верность, духовная красота и чистота, способность дарить любовь и ласку.

Расскажи о себе подробнее, чем собираешься заниматься, какие у тебя увлечения, где хочешь работать? Если ты порядочная, верная и мудрая, напиши мне.

Всего хорошего.

Эдуард».

Меня удивляет способность некоторых людей писать ни о чем. Таких корреспонденций мне приходило немало — путаных и не содержащих конкретной информации. Зачастую приходилось выспрашивать и возраст, и профессию, по ходу обмена информацией всплывали дети от первого или второго брака, болезни или прочие неприятности, но в первом письме все, как правило, «порядочные», «добрые», «надежные», и не более того.

Однажды я попала в дурацкое положение. Перед самыми каникулами получила письмо из Сочи от «симпатичного парня, без вредных привычек, немного романтика» — так он себя охарактеризовал в письме. Не удосужившись сообщить ни место работы, ни профессию и даже не намекнув о материальном положении, Рома Понтус, так его звали, с лета назначил мне встречу. А я, в то время еще пылкая и доверчивая, сдав последний экзамен, пулей вылетела на юг, даже не известив родителей, которые ждали меня.

Промучившись двое суток в душном вагоне, помятая и растрепанная, шагнула на перрон. Мое женское самолюбие было задето с самого начала — Рома не потрудился даже встретить меня, хоть я и послала ему телеграмму. Потом, увидев себя в зеркале, порадовалась этому обстоятельству — негоже являться на первое свидание в таком виде. В платном туалете я кое-как накрасилась, умылась и вылили на себя полфлакона духов, но все равно я выглядела уставшей.

Часа два я плутала по городу, пока не нашла нужную улицу и дом. Дверь долго не открывали, слышались какие-то шорохи. Наконец передо мной возникла худосочная фигура с бледным лицом и мешками под глазами.

Поначалу Рома изображал радушие, я тоже вымученно улыбалась. В квартире был страшный развал и спертый воздух, хотелось открыть все окна и впустить в мрачное помещение хоть немного света. В комнате стояли пузырьки с лекарствами и валялись пачки таблеток, пахло больницей, а лицо Ромы передергивал нервный тик.

Когда выяснилось, что несчастный имеет вторую группу инвалидности, мне стало неловко. Мой растерянный и даже немного глупый вид расстроил его слабые нервы, он стал повышать голос, намекать на то, что и сама я не шибко-то большая красавица и в моем возрасте и положении привередничать не стоит. Я чуть не выпалила, что мое положение вполне нормально, а ему следовало бы не обманывать, а написать обо всем заранее. Но, пожалев несчастного, промолчала.

Впрочем, терпения моего хватило ненадолго. После того как Рома предложил мне разместиться в его однокомнатной квартире, где имелась только одна кровать, я оторопела. А когда я окончательно отказалась от его услуг, он перешел на оскорбления и угрозы. Этим все и кончилось, я захлопнула за собой дверь.

На вокзале пьяница-пенсионерка предлагала на ночь койки случайным парам. Мне повезло, моя спальня находилась отдельно, на небольшом балкончике. Я приходила туда лишь на ночь, предпочитая днем валяться на пляже или шляться по городу.

Полная впечатлений, обгорев под жарким южным солнцем, вернулась в Москву. С тех пор я была умнее и, прежде чем лететь очертя голову за сотни километров, заранее узнавала некоторые детали биографии — семейное положение, количество детей от предыдущих браков, состояние здоровья и пресловутый «квартирный вопрос».


А в нашем общежитии жизнь бьет ключом, как на карнавале: вечеринки у негров, парочки на подоконниках, использованные презервативы в мусорных бачках под утро. А для меня утешением служат Леркины откровения: она искренне делится со мной, как на исповеди.

Тем не менее Эдуард Басаров вывел меня из заторможенного состояния — я воспряла духом. Достала старые письма, перечитала их и решила ответить Эдуарду. Заварила крепкий чай, взяла лист бумаги, но тут в комнату влетела Лерка и обрушила на меня шквал своих проблем. Пришлось заняться ею.

Роман с Врублевским протекал бурно, они часто ссорились, и после очередной стычки Лера прибегала ко мне жаловаться. Но были и другие откровения.

— Ну почему, как только я познакомлюсь с одним мужчиной, — удивлялась она, — мне тут же, ну буквально в этот же день, начинает нравиться другой?

Я не знала, что и сказать: у меня никогда не было таких проблем, а искать логику в Лериных поступках безнадежно.

— Ты понимаешь, чем это закончится, если они оба узнают?

— Понимаю. — Она достала платок и устроила маленький спектакль со слезами, чтобы дать мне возможность оценить ее артистические способности. — Я — блядь! Я — блядь! — рыдала она. — Мое место в борделе!

— Глупая, успокойся, — я принесла ей стакан воды и усадила на кровать. — Ты такая красивая, у тебя еще будут мужчины, — уговаривала я.

— Да, конечно! — неожиданно возмутилась она, — куда они денутся? Но мне нравится этот! Что делать с Врублевским, а?

— Ну, скажи, что усиленно готовишься к защите диплома, наври что-нибудь.

— Ты умная женщина, — поощрила она меня, — счастливая! Не то что я. Восемь лет живу в Москве и не могу замуж выйти. Тратила время на мусор, вместо того чтобы крутить с арабами. Может, что и вышло бы, а? У меня глаза красные?

— Красные.

Лера побежала умываться.


Через несколько дней после знакомства на презентации Лера зашла к Сержу — там как раз затевалась гулянка. Они неплохо погудели до утра, потом отсыпались до вечера. Выспавшись и протрезвев, Серж предложил ей встретиться наедине на следующий день, но Лера отказалась — это могло вызвать справедливые подозрения у Врублевского. Однако заглянула к нему позже, а потом еще и еще.

Писатель тем временем совсем закопался в своей пьесе, рылся в архивах, библиотеках, делал какие-то вырезки и ксерокопии, но работа шла через пень-колоду, Муза упорно не посещала его. Творческие муки доводили Леру до белого каления, ей хотелось подойти к Врублевскому и хорошенько встряхнуть его.

Она больше не упрашивала сходить на вечер или банкет, а веселилась с Сержем. Это было куда приятнее, ведь Серж почти боготворил ее. Он даже почти признался ей в любви, хоть и превратил объяснение в балаган: напялил шляпу с полями, прочел длинный монолог из какой-то комедии.

Но как только Серж узнал, что Лера совсем не дочь Михаила Врублевского, их отношения заметно охладели. Когда же выяснилось, что и прописки в Москве у нее тоже нет, кроме дружбы, между ними ничего не осталось.

Лера и сама понимала: жить ему тоже негде, так что иллюзии питать не стоит. Они продолжали встречаться как хорошие знакомые, и не более того.

Когда же Лера приходила к Врублевскому, он либо рассеянно смотрел на нее и говорил о революции, Ленине и коварстве эпохи, либо перелистывал свой альбом с порнографическими открытками. От этой скуки она готова была бежать куда угодно. А с ребятами из театрального было весело, они много спорили об искусстве, щеголяли цитатами, читали отрывки из пьес и небрежно бросали фамилии известных режиссеров и актеров. Леру распирало от уважения к себе: с какими интересными людьми она общается и какой у нее изысканный круг знакомых.

— Ребята, вы большие интеллектуалы… — говорила подвыпившая Лера.

Очень часто к ней подходил Игорь Лабицкий с актерского факультета и пытался рассуждать о смысле жизни. От него пахло дешевым одеколоном, а его интонация почему-то вызывала у Леры дикий смех.

К красивым дамам в компании отношение было несколько своеобразное. Так, сокурсник Сержа хвастал, что переспал со всеми сидящими за столом дамами. Лера разбивалась в лепешку, доказывая: это чистый блеф, но ей никто не верил.

На одной из таких вечеринок Лера познакомилась с Лилькой. Если верить Сержу, когда-то та училась в театральном, но потом стала брокером на бирже. Она и теперь проведывает старых друзей, которые всегда рады ее видеть. У Лильки своеобразная восточная внешность: огромные карие глаза, легкий пушок над верхней губой, смуглая кожа. В ее жилах течет армянская, сирийская и даже ассирийская кровь, чем она очень гордится.

Лерка увидела ее на кухне, пытаясь соорудить закуску к очередной «презентации». Готовить пришлось почти из топора, но Лилька, взяв дело в свои руки — Лера была на посылках, — спасла положение. Они сотворили несколько салатов буквально на пустом месте. Поговорив о своем, девичьем, сошлись на том, что неплохо бы сходить в приличный ресторан без общества неплатежеспособных. Выбрали «Карусель».

Потратив два часа на макияж и собрав все имеющиеся в наличии финансы, Лера вышла из общежития и поехала к ресторану, где они договорились встретиться.

В «Карусель» они приехали к одиннадцати вечера. Ожидалось выступление какой-то западной рок-звезды, но в последний момент его отменили и теперь вместо заезжих звезд выступали местные. Зрители равнодушно поглядывали на сцену, вяло аплодировали.

Во втором часу Лилька откололась с пожилым итальянцем, и Лера заскучала одна. Тут в зал с шумом ввалился взъерошенный тип в кожаной куртке. Он заказал две бутылки виски и шашлык. Потом огляделся и выбрал самую роскошную даму.

Неудивительно, что подвернувшейся красавицей оказалась Лера: она сверлила парня испепеляющим взглядом. Он неуверенно держался на ногах. От него несло перегаром, табаком и еще чем-то, да и у нее кружилась голова от выпитого, клонило ко сну.

Парень оказался солистом недавно созданной, но уже успевшей побывать на гастролях в Штатах рок-группы. Около месяца они выступали в дешевых дискотеках Нью-Йорка и кое-что заработали, а сейчас проматывали деньги.

— А ты кто? — спросил Стас Шеколян, так звали музыканта. — Модель?

— Не угадали. Но очень хочу ею стать, — удачно вывернулась Лера.

Стас окинул ее оценивающим взглядом:

— Экстерьер что надо — все на месте.

Если это была и шутка, то весьма неудачная, но Лера, не обращая внимания на грубость, спросила:

— Над чем вы сейчас работаете?

— А ты не думай об этом, крошка, — Стас потрепал ее по щеке, — от тяжелых мыслей у таких девочек портится цвет лица.

Официант убрал посуду и принес два бокала сухого вина. Лера и Стас, выпив, почувствовали, что земля уходит у них из-под ног. В четыре часа Шеколян взял такси, и они покатили к нему. Стас подгонял шофера. Лера смеялась и визжала на поворотах.

Шеколян снимал трехкомнатную квартиру на Кропоткинской. Он уже слегка пришел в себя. Лера решила принять ванну. Когда она вернулась, Стас лежал на кровати, пил пиво и смотрел запись своего выступления по видику. На тумбочке стояло несколько бутылок, на полу валялась кожаная куртка, обувь и носки. Стас был настолько пьян, что не смог заниматься любовью. Его тошнило, и он бегал в туалет, потом опять пил, и любовь у них получилась только один раз, да и то кое-как.

На следующий день Лера проснулась в три часа дня, Стаса уже не было. Она просидела в квартире весь день в надежде, что он позвонит, а утром уехала в общежитие, предусмотрительно захватив ключи. Мысль о Шеколяне не давала покоя, и через три дня она снова решила наведаться к нему.

Открыв дверь, Лера вошла в квартиру и оглядела пустые комнаты. Недопитые бутылки, грязная посуда на столе и неубранная постель — все говорило о том, что Стас уже явился. «Ты где, Стас? Выходи!» — крикнула Лера, но никто не отозвался.

Она заглянула на кухню, прислушалась. В ванной шумела вода. «Вот ты и попался». Лера подошла и осторожно приоткрыла дверь в ванную. И тут же остолбенела. «Ну, Стас, кончай корячиться, закрой дверь», — услышала она хриплый женский голос. В мыльный пене утопало существо с мокрыми, прилипшими к телу волосами и высунутыми из воды голыми пятками.

— Что ты делаешь в моей ванной? Кто тебя сюда пустил, шлюха? — набросилась Лера на девушку, в порыве гнева вонзая ногти в ее тело. Соперница оказалась не робкого десятка и храбро отбивалась, царапаясь и крича во весь голос. В самый разгар «морского боя» где-то рядом прозвучал громкий смех. На минуту дамы притихли. Лера обернулась. В нескольких шагах от нее хохотал Шеколян, не имея сил остановиться.

— Ничтожество! — крикнула Лера. — Что ты ржешь? Теперь я знаю, чем ты тут занимаешься. — Она схватила подвернувшийся под руку флакон и запустила в подлеца.

Все еще продолжая смеяться, Стас бросился бежать. Лера рванула за ним, но не успела — он закрыл дверь перед самым ее носом.

— Все равно я тебя достану, — барабанила она кулаками в дверь, — козел! Да я все волосы выдеру тебе и твоей шлюхе. Ты запомнишь меня, вы у меня узнаете… — бушевала Лера, пока, совсем обессилев, не угомонилась.


Вспоминая Диму, я часто думала, что свой единственный шанс, вероятно, уже упустила. Меня все чаще посещали упадочнические настроения. И хотя наши потуги в постели по-прежнему вспоминались с содроганием, многое отдала бы за то, чтобы повторить все заново.

В институте за мной закрепилась репутация «серой мыши». Сокурсницы не воспринимали меня как соперницу. А молодые люди смотрели на меня так, как смотрят на существо, не достигшее половой зрелости. Переломить общественное мнение я была не в силах.

Но я была озабочена только своей личной жизнью и думала только о мужчинах. Хоть это и грубо звучит, но «сексуально озабоченная» — это, наверное, про меня.

Приближалось лето, а вместе с ним и защита диплома. Я просиживала часами в читальном зале. Но свободного времени пока предостаточно. Я часто оставалась одна, занималась своей корреспонденцией. Эдуард Басаров, мой последний абонент, жил в Москве, и, перекинувшись парой писем, мы договорились встретиться.

Наученная горьким опытом, я не слишком волновалась и старалась воспринимать происходящее не слишком серьезно. Мне даже не хотелось идти на это свидание — к чему еще одно разочарование? — но я заставила себя собраться. К тому времени я обзавелась новым бежевым костюмом, волосы мои отросли после завивки и окраски и приняли естественный цвет.

Мы встретились у памятника Пушкину. Эдуард оказался невзрачным мужчиной лет сорока, маленьким, щуплым и неприметным. Одет он был не то чтобы бедно, но как-то очень неряшливо: старые заношенные брюки, несвежая рубашка с расстегнутым воротом, потертая куртка и простенький дипломат.

Предложение сходить в кино я отвергла: в «России» шел фильм, который я видела по видео у Димы. Мы постояли у подземного перехода, соображая, что делать. Наконец Эдуард пригласил меня в «Блинную». Этот широкий жест стоил ему немалых усилий, он долго изучал меню, выбирая закуски подешевле и составляя из них приемлемую комбинацию. Наконец после долгих раздумий Эдуард заказал две чашки кофе и бутерброды.

Был теплый чудесный весенний вечер. В «Блинной» Эдуард сильно поистратился и теперь предложил прогуляться пешком до Новослободской. Я не смела отказать. Мы шагали вдоль троллейбусных путей, мимо с шумом проносились машины, обдавая нас пылью и выхлопными газами, угрюмые лица встречали нас на остановках, а мы шли, шли, шли…

Эдуард оказался старшим научным сотрудником Научно-исследовательского института гидромелиорации. Его идея прогуляться до Новослободской оказалась неслучайной, он жил недалеко, и, когда мы оказались перед его домом, предложил заглянуть на огонек.

— Хитрите? — уколола я ученого. — Почему сразу не сказали, что живете здесь?

— А ты что, не запомнила мой адрес?

Идти к нему мне не хотелось, это было небезопасно, да и большого удовольствия не обещало, но не терять же ухажера в первый же день.

— Вижу, ты боишься? Я порядочный человек и обманывать не собираюсь, — принялся уговаривать меня Эдуард. — Выпьем за знакомство, купим конфет или мороженого… Да я сам тебя домой отвезу, когда захочешь.

Беда в том, что, кроме как сидеть на скамейке или шляться по улицам, делать было нечего: дешевые забегаловки уже не работали, последний сеанс в кино давно начался. И я согласилась, но строго предупредила:

— В одиннадцать часов я ухожу!

— Конечно-конечно, как захочешь.

Мы вошли в темный подъезд дома «эпохи архитектурных излишеств» и поднялись по высокой лестнице. В подъезде пахло сыростью, было холодно. Эдуард занимал просторную комнату в двухкомнатной коммуналке. На единственной кровати валялись скомканные рубашки и носки — гостей здесь явно не ждали. Мебель была обветшалой и допотопной. Единственная достопримечательность — двухкамерный холодильник — не работал и функционировал как универсальный шкаф. Большая картонная коробка в углу была заполнена пустыми бутылками, на всем лежал толстый слой пыли.

— Соседа дома нет, — бросил он с ходу. — И сегодня не будет.

— Ты играешь? — кивнула я на гитару, висевшую над самой кроватью.

— Нет, держу для красоты.

Эдуард, кажется, не замечал убожества своего жилища — вел себя как хозяин, приютивший в дождь прекрасную незнакомку. Он начал рассказывать, как ему удалось получить комнату в коммуналке и прописаться в Москве — родом он из Ферганы, — история была давней и путаной. Ровно в десять часов он включил телевизор, чтобы посмотреть новости.

— А где же чай? — спросила я.

— Может, что-нибудь покрепче? Хочешь это? — Он извлек из бара бутылку с яркой этикеткой и ловким движением отвернул пробку. — Cорок пять оборотов.

Я не успела опомниться, как передо мной стоял фужер с прозрачной желтой жидкостью.

Эдуард пьянел на глазах, и тут мой взгляд снова упал на большой картонный ящик с бутылками — я начала прозревать. После второго бокала он предложил мне аспирантуру в гидромелиоративном институте, где у него якобы остались связи.

— На дневную устроить не обещаю, а заочная очень даже реально.

— Но кто меня примет в гидромелиоративный институт, если я — полиграфист?

— Неважно, милая, главное, чтобы человек был хороший.

Во время разговора он пытался положить руку мне на плечо, я отстранялась. В конце концов изловчился и чмокнул в губы. Меня передернуло от несвежего дыхания и холодного мокрого рта, и я пригрозила уйти. Но Эдуард как будто не слышал. Он прижимался колючей щекой к моему лицу и норовил залезть под блузку. С размаху я поставила фужер на холодильник, едва не разбив его, взяла сумку и направилась к выходу. Естественно, дверь была заперта. Ситуация избитая и банальная.

— Не превращай все в дешевый спектакль, — как можно спокойнее попросила я и добавила, — я хочу уйти.

— Ну подожди, давай поговорим, — он взял меня за локоть, но я с силой выдернула руку.

— Открой дверь! — крикнула я.

— Пройди в комнату, тебе сказали. — Он снова схватил меня за локоть и потащил в комнату. Я упорно сопротивлялась.

От его прежней вежливости не осталось и следа:

— Ну что ты здесь колом стала? Если тебя пригласили в приличное место, так веди себя как человек. Чего уставилась, оглохла, что ли?

— Ты обещал, что не будешь приставать, — залепетала я дрожащим голосом. В коридоре было тихо, за окном темно, не верилось, что где-то есть люди.

— Иди сюда! — Он больно схватил меня за плечи и усадил на кровать — от внезапно охватившего страха я почти не сопротивлялась.

Он вспотел, глаза дико блестели, влажные ладони скользили по моему телу. Мне хотелось разреветься, но, собравшись с силами, я решила не сдаваться и тянуть время.

— Что сегодня по телеку идет? — Я старалась казаться веселой, хоть голос срывался и дрожал.

— Зачем нам телек? — Эдуард попытался уложить меня на кровать. Мертвой хваткой ухватившись за его влажную спину, я, как борец-тяжелоатлет, кряхтя и охая, изо всех сил сопротивлялась. Разозлившись, он влепил мне пощечину.

— Очень мило. Первый раз меня бьют.

— Сама виновата.

— За это и выпить можно, налей мне, пожалуйста. Кстати, закурить не найдется? — Я не курила, но сейчас нужно как можно дольше оттянуть время.

— Кажется, была пачка, подожди-ка. — Он пошарил в холодильнике и извлек нераспечатанную «Стюардессу».

«Сколько времени? Где Лерка? Если она в общежитии, то обязательно поднимет шум, так как знает, что ночью мне не у кого остаться, ну, а если ее нет…» Эдуард зажег спичку, я прикурила и удивилась про себя, как легко далась первая затяжка. Эдуард тоже взял сигарету.

— Ты должна остаться, — сквозь зубы процедил он, и я чуть не захлебнулась дымом.

Эдуард раздавил окурок и снова накинулся на меня. Я брезгливо оттолкнула его.

— В чем дело, черт побери! — крикнул он. — У тебя что, месячные?

— Нет. Но я не могу. Просто не могу. Не мо-гу!

— Ты что, не женщина? — его лицо вытянулось, челюсть отвисла.

— Женщина. Но у меня в общежитии подруга, которая будет волноваться.

— Какая подруга? А позвонить ей нельзя?

— Позвонить в общежитие? — Я усмехнулась, но смешок получился очень ненатуральным. — У нас это не принято. Я ведь всегда ночую дома, и если не приду, представляешь, что будет? Твои письма с адресом найдут сразу, не сомневайся.

До него, кажется, кое-что дошло.

— Ну хорошо, — он посмотрел на часы, — действительно, тебе, кажется, пора. Можешь уходить.

Я не спешила радоваться, но на душе полегчало. Он еще раз озабоченно глянул на часы:

— А может, все-таки можно позвонить?

— Первый час ночи, мы можем не успеть, — поторопила я.

Он переоделся, извлек из кармана ключ, и мы вышли. На свежем воздухе я вздохнула полной грудью и почувствовала себя в безопасности. Эдуард шагал рядом. Вечерняя прохлада и свежий воздух приводили его в чувство.

— Извини, я не хотел ничего плохого, — оправдывался он.

Ему захотелось сгладить все, что произошло.

— Мне жаль, что все так скверно получилось, я не хотел, честное слово. Разве я похож на насильника?

Район был незнакомым, и я поражалась своему безрассудству — черт его знает, куда меня занесло!

— Не ищи оправданий, — отрезала я. — Это бессмысленно.

— Ты меня прощаешь?

— Нет. — Регина, — чуть не захлебнулся он, — не думай обо мне плохо. Сам не знаю, что на меня нашло, но я не хотел тебя обидеть. Обязательно позвони, слышишь, обязательно!

Я не слушала его, мне хотелось поскорее сесть в троллейбус и уехать. «Какое счастье, что ничего не было!» — подумала я. На душе было гадко, хотелось поскорее отмыться от грязи и все забыть.


Вся эта история для Леры и двух копеек не стоила: одинокий мужчина договорился с девушкой, привел, а та вдруг начинает артачиться… Надо же, какая цаца! Но то, что я когда-нибудь осмелюсь так вот, с бухты-барахты, пойти на квартиру почти к первому встречному, было для нее откровением.

— Ты что, ошизела? Неужели не ясно, зачем он тебя приглашал?

— Но он так заверял…

— Дурочка, так всегда говорится: выпьем, послушаем музыку — это просто предлог.

— Я думала, он хочет показать свой дом.

— А голова-то человеку зачем дается? Всякому понятно, что ему нужно. Не хочешь — не ходи. Ты еще хорошо отделалась.

Вспоминая всю эту историю, я пыталась понять, почему я, всегда осторожная и рассудительная, так легко поддалась на уговоры? Скорее всего, это случилось от одиночества — мне так хотелось хоть кому-то быть нужной!

Вот мы и поменялись ролями. Лерка взялась залечивать мои раны. Вместе готовили еду, покупали торты и разные лакомства, а по ночам плакались друг дружке в жилетку. Сейчас мы обе в одном положении — и у нее, и у меня были серьезные проблемы в личной жизни.

— Шеколян, последняя надежда, по всему видать, не захочет больше встречаться, — жаловалась Лера. — И зачем надо было истерику закатывать? Как теперь мириться?

Кроме всего прочего, приближалась защита диплома, и наш руководитель наконец-то дал нам чертежи прошлогодних выпускников. Как назло, в разгар занятий, то ли от волнения, то ли от нездорового образа жизни, Леру все время тошнило. Ей было плохо, но откладывать работу над чертежами было нельзя.

— У меня, наверное, аллергия на черчение, — жаловалась она.

Скоро стало не до шуток, добавилось головокружение. Баба Маша посоветовала есть вареные яйца и пить крепкий чай с солью, который якобы помогает от рвоты. Но от соленого чая ей становилось еще хуже, а вареные яйца она и вовсе видеть не могла — когда разворачивала чертежи, лицо ее покрывалось пятнами, становилось не по себе.

С горя Лера сходила к Врублевскому, но утешения не нашла — писатель переживал затяжной творческий кризис. Его рожденную в муках трагедию отказывались ставить театры и печатать журналы.

— Страшное время, — жаловался Врублевский. — Потеряны все ориентиры. Мир перевернулся вверх дном.

Он зачитывал ей диалоги целыми страницами. «Какая чушь, — думала Лера. — На что он надеется?»

— Ты плохо выглядишь, — сказал ей Врублевский. — С тобой что-то случилось?

— Да, у меня душевный кризис.

Что такое «лазерный электрофотографический формоизготовитель», который проектировала Лера, она не смогла бы объяснить даже себе. Может быть, такой штуки вообще не существовало в природе — кто знает? Разобраться с пояснительными записками и чертежами было выше ее сил, терпения хватало только на бессмысленное копирование.

— Вот это страсти-мордасти! — говорила она, глядя на творение своих рук. — У меня мозги уже лезут набекрень, как мы защищаться-то будем?

— Как все, — спокойно отвечала я, — чем мы хуже?

Наша комната катастрофически захламлялась. На кроватях, стульях, полу скопились завалы из свернутых чертежей, книг, конспектов, карандашей, транспортиров и циркулей, настольных ламп и стекол для копирования. Тут же на электроплитке закипал чайник. Ели мы теперь только лежа, единственный стол всегда был занят чертежной доской.

— Какая тоска! Неужели это никогда не кончится? — Тошнота и боли в животе не прекращались, и Лера уже начинала бояться.

Почувствовав приступ рвоты и корчась от боли, встала с кровати.

— Может, это от нервов? — предположила она и пошла в ванную. Вернулась на полусогнутых ногах, совершенно бледная.

Причина Лериных недомоганий выяснилась очень скоро — Лера была беременна. Ей не хотелось верить в это — обидно и некстати. Очень некстати. Она сосредоточенно прикидывала, как быть. Однажды, еще на первом курсе, ей уже приходилось делать аборт, тогда это казалось кошмаром. Боль, страх, смятение, подавленное настроение преследовали несколько недель, прежде чем она решилась идти в больницу. Когда же все разрешилось, пережитый ужас как-то сразу отошел в сторону, забылся. Она боялась испытать такое снова и глотала пилюли, хоть часто и забывала о них, а потом принимала по две, а то и по три сразу. Кроме того, она много курила, а это ослабляло действие таблеток.

— Неужели это правда? — Лера нервно высчитывала дни, сверяла их по календарю, судорожно вспоминала последние встречи и сама себя спрашивала: как же это могло случиться?

Рано утром — я еще спала — Лера тихо вышла из общежития. На улице было прохладно. Ссутулившись, она направилась к метро: «Врублевский, Серж, Шеколян — я расскажу им всем, это же их ребенок», — думала она, точно не зная, от кого беременна.

Первым на очереди был Стас. Именно с ним она встретилась в тот вечер, после которого, по ее расчетам, могло произойти зачатие. Конечно, верилось в это с трудом. «Стас был пьян, как свинья, — рассуждала Лера, — и он почти ничего не мог…» Она шла к предполагаемому папаше, готовясь к неприятному разговору.

В девять утра Лера была у Шеколяна. Полчаса звонила в дверь — если Стас спит, его и пушкой не добудишься.

— Прекратите хулиганить! — выкрикнула в щелку старушка из соседней квартиры. — Весь дом на ноги подняли.

— Не хами, бабуля! — огрызнулась Лера, теряя терпение. — Мне хозяин нужен позарез.

Тут за дверью послышались чьи-то шаги, и Стас впустил ее в квартиру. Его лицо опухло после очередного запоя, он был бос, нечесаная со сна грива черных волос топорщилась.

— А, это ты, — он разочарованно зевнул. — Давно тебя не видел. Чего пришла?

— Скучала.

— Да что ты говоришь?

— Честно! Клянусь! — Лера вымученно улыбнулась. — Нам нужно поговорить.

— Мы уже говорим.

— Ну, как ты тут?

— Лучше не бывает. Скоро едем в Голландию.

— На гастроли?

— Не совсем, но в Москве пока делать нечего.

— Когда?

— Скоро. — Стас лег на кровать. — Зачем разбудила так рано?

Лера не знала, как начать разговор, на ум не приходили нужные слова.

— Стас, у нас будет ребенок, я беременна. — Она была готова услышать все что угодно, любую грубость, но Стас растерялся и как-то съежился. — Я не специально, Стас.

— Что? Ну, знаешь… Вообще-то, у меня есть знакомый в клинике.

— Но я не хочу делать аборт, это так ужасно, — Лера не смогла удержаться и заплакала, — я боюсь.

— А что ты хочешь? — Он смотрел на нее с удивлением. — Или делай аборт, или — уходи, это твои проблемы… — Стас уже начинал заводиться. — Выкручивайся сама, при чем здесь я? Мне не нужны лишние хлопоты, я развелся полгода назад, ты что, не знала? Беременна! Ну и что? Не ты первая.

Лера хлопнула дверью и вышла на улицу. Час утреннего затишья прошел, и теперь по мостовой с шумом проносились машины. «С одним все ясно», — подумала она, доехала до Тверской и опустилась на скамейку на бульваре у фонтана. По привычке достала сигареты, но курить почему-то не хотелось.

Посидеть на скамейке ей не дал грязный, провонявший мочой алкоголик, который сел рядом и заныл:

— Помогите, на хлеб не хватает…

Пришлось встать и идти дальше — к квартире на улице Герцена.

Все было по-прежнему — тот же мусор, та же картошка на полу и гора немытой посуды в раковине на кухне.

Серж встретил Леру радостно, он был бодр и свеж, расточал густой запах французской парфюмерии и сыпал комплиментами:

— О-о, кто к нам пожаловал! Какими судьбами! Какие люди! Ты выглядишь великолепно, как всегда! Проходи.

Лера протиснулась между шкафами и вошла в «комнату» Сержа. Знакомая обстановка: кровать и под ней таз с бельем. Неожиданно возле кровати возникла девичья фигурка в розовых лосинах, мальчишечьих ботинках на шнурках, короткой юбчонке и спортивной курточке.

— Молодежный стиль? — спросила Лера, глядя на незнакомку. — Любопытно.

— Познакомься, Лера, — Серж пододвинул стул и предложил даме сесть, — это Юля. Мы решили пожениться, уже подали заявление.

Лера в упор смотрела на юное создание с тоненькой шейкой, короткой стрижкой, остреньким птичьим носиком и испуганным личиком. Она хотела рассмеяться, но смех застрял у нее в горле.

— Это ты-то подал заявление? — наконец выдавила Лера. — Не смеши меня. Ты, Юля, наверно, первокурсница?

— Нет, я еще в школе учусь.

— Что? Серж, тебя же надо привлекать… Ей же нет восемнадцати! Ты, Юля, второгодница?

— Отцепись он нее, — заступился Серж за подружку. — Ты что, не с той ноги встала?

— Ну, вы отмочили, — Лера беспардонно разглядывала Юлю. Бросив взгляд на ее талию, покачала головой: — Как же ты рожать будешь с такой-то попкой?

— А это уже не твои проблемы, чего пришла?

— И когда же ты успел?

— Слушай, выйди-ка на минутку. — Серж решительно вывел Леру в коридор.

Разговор продолжили на кухне. Но все, собственно, было и так ясно: Юля несовершеннолетняя, беременна уж точно от него, да и Серж не упустит случая обзавестись желанной московской пропиской.

— Я, по-моему, ничего тебе не обещал, — взбеленился он, — чего ты из себя обманутую девочку корчишь?

— А что ты мог мне пообещать? Койку в этой конуре? Можешь валяться на ней сам со своей подружкой. Бедный ребенок, кому я сочувствую, так это ему.

— Себя пожалей. — На кухню осторожно вошла Юля.

— На каком месяце? — бесцеремонно спросила Лера, кивнув на живот.

— На третьем, — послушно ответила девушка.

Лера метнула на Сержа испепеляющий взгляд:

— Да, ребята, с вами не соскучишься.

Она встала и на всю квартиру рявкнула: «Совет да любовь вам, молодожены!»

К Врублевскому пришла поздно вечером, Миша встретил ее в старом домашнем халате и тапочках.

— Извини, я весь в работе, поэтому беспорядок.

— Все нормально, как роман?

Врублевский глубоко вздохнул:

— Не роман, Лерочка, а пьеса. Трагедия. Все становится на свои места. Газета «Вечер» обещала дать несколько больших кусков, с издательством «Искра» в Улан-Удэ кое-что наклюнулось, северокорейские товарищи проявляют интерес… Я работаю, надежды не теряю.

Лера вполуха слушала драматурга и неожиданно бурно разрыдалась. Врублевский не растерялся, он заботливо, по-отцовски уложил ее на диван и укрыл одеялом:

— Полежи, успокойся.

Как всегда, предложил ей выпить, после чего они обычно отправлялись в постель, но Лера предупредила:

— Выпьем, но за этим ничего не последует. Неделю ничего не ем, ужасно себя чувствую: голова раскалывается, тошнит. — Она достала из сумочки платок, вытерла слезы. — А вчера наконец до меня дошло, — Лера опустила глаза и перешла на полушепот, — представляешь, Миша, у нас будет ребенок.

С минуту Врублевский с удивлением смотрел на нее, затем расплылся в широкой улыбке.

— Я так боялась говорить тебе, думала, ты не поймешь. А потом подумала, это же такое счастье иметь ребенка, который будет умным и красивым, как его родители.

Врублевский сел на диван и погладил Леру по голове, как гладят маленьких девочек.

— Какая милая. И какая хитрая! — Он смотрел на Леру так, словно перед ним находился диковинный предмет.

— Что ты имеешь в виду?

— Значит, скоро ты станешь матерью?

— Да, а ты отцом, — Лера стыдливо улыбнулась.

— Кого ты хочешь обмануть, прекрасное дитя? — спросил он наконец.

— Да кто тебя обманывает! — вспылила Лера, но тут же, успокоившись, добавила: — Я же все подсчитала…

— Не знаю, деточка, что ты там у себя подсчитывала, но что касается меня, то, к великому сожалению, детей у меня с некоторых пор не может быть. Хотя откуда тебе, собственно, знать?

— То есть как это? — Лера чувствовала, как ее уши краснеют и лицо покрывается пятнами, ей захотелось превратиться в таракана и уползти под диван. — Почему? Почему не может быть?

Она старалась не делать резких движений. В то, что план ее рухнул, верить не хотелось. Казалось, она еще куда-нибудь сходит — и все разрешится.

— Вы так милы, Михаил Яковлевич, так гостеприимны. Ну а как ваша порноколлекция, пополняется?

— Зачем же так грубо, милая? Это не порно, это — искусство. — При слове «искусство» Врублевский закатил глаза.

Лера шла по улице, наталкиваясь на прохожих и по привычке останавливаясь у заманчивых витрин магазинов, но мысли не давали ей покоя. Она думала о том, что упрекать ей себя, в общем-то, не в чем, ведь все эти годы она не ждала, не сидела сложа руки, она искала. И с каждым новым знакомством ей казалось, что вот уже ближе, уже теплее, еще немного, и она найдет его — единственного. Так в чем же дело? Почему ей не везет? Рассматривая свое отражение в темном окне вагона метро, Лера отметила, что сама себе нравится. Только вот в любви не везет, ну хоть ты тресни!


Лера должна вернуться из больницы через четыре дня. Я ждала ее. Дел было невпроворот: до трех ночи копировала чертежи, потом, отоспавшись, усаживалась за пояснительные записки. В общем-то, оба диплома были готовы.

Я поймала себя на мысли, что мне ее не хватает, и я скучала. Письма давно уже не приходили, а именно сейчас мне, как никогда, нужна была поддержка — в одиночестве обнажились печальные стороны моего стародевичьего бытия. Работа была завершена, появилось свободное время и возможность заняться чем-нибудь приятным и интересным. Я готовила любимые блюда, но некого было ими угостить. Не с кем поделиться прочитанной книгой или куском пирога. Перспектива жить только для себя мучила, давила. Неужели я обречена на это?

Вспомнила встречу с Эдуардом и постаралась понять, почему все так скверно завершилось? Может, во всем виновата я сама? Дала повод рассчитывать на взаимность, а потом нелепым поведением довела до нервного срыва? Что же я сделала не так?

Зациклившись на таких мыслях, я не могла найти себе места. «Да и хотел ли он изнасиловать меня? Что, если я неправильно поняла? Ведь на улице он извинялся… А может, если бы я согласилась с ним переспать, мы бы сейчас встречались?»

Я достала письмо Эдуарда и спустилась на вахту. Телефон был занят. Поднялась на второй этаж, набрала номер. Он оказался дома.

— Извините, что вас беспокою, это Регина. Вы не могли бы помочь мне с черчением, у меня защита на носу, возникли проблемы… — это был повод, который я придумала как повод для разговора.

Эдуард был удивлен, но сразу нашелся:

— Рад тебя слышать… Так что у тебя там? Чертежи? Заезжай завтра в одиннадцать вечера, нет, в десять! А можно и раньше.

— Но я хотела бы встретиться не у вас дома, а в другом месте: на улице, в кино…

— Ну зачем же на улице? Приходи ко мне, выпьем, поговорим, с чертежами разберемся…

— Давайте в библиотеке, — не теряла я надежды, — или в парке.

— Не-е-ет, я хочу, чтобы ты пришла ко мне. Адрес у тебя есть.

Минуту назад я была готова мчаться к нему без оглядки, перспектива вечного одиночества казалась страшнее всего. Но неожиданно до меня дошло, насколько глупо и смешно выглядит этот разговор. «У меня, кажется, едет крыша», — решила я и положила трубку.


Леру обещали продержать в больнице четыре дня, но уже на третьи сутки вечером она широко распахнула дверь, радостно потрясая бутылкой коньяка.

— Зашла в магазин по дороге, хочется чего-нибудь горячительного для души.

— Ты что, уже?

— Да, уговорила врачиху отпустить пораньше. — Лера выглядела уставшей, измученной, но даже после аборта светилась весельем и желанием радоваться жизни. Ее носик был по-хулигански вздернут, ненакрашенное личико светилось, глаза блестели, щедро рассыпая лучистые искры — она была на удивление хороша.

Я убрала со стола чертежную доску, поставила чайник и нарезала колбасу и сыр. Мне захотелось расслабиться и поговорить по душам, ей-богу, я соскучилась. «Даже позавидовать можно, — восхитилась я, — столько пережила, а выглядит отлично. Есть люди, на которых всегда приятно смотреть».

Мы разлили коньяк по стаканам и начали пить маленькими глотками. Нам хотелось, чтобы напиток подействовал сильнее. Последний год мы частенько баловались разными алкогольными напитками. С Лериной легкой руки много чего перепробовали. Коньяком меня угощал Дима, вином не брезговала и раньше, а вот водка — это полностью Лерина заслуга.

За годы учебы отношение к спиртному стало спокойнее. Даже нравилось ощущение легкости и подъема после небольшой дозы горячительного. Но напиться вдрызг мне не приходилось ни разу.

Первый глоток коньяка был обжигающим, я поторопилась и выпила все до конца.

— У меня никакой реакции, чиста, как стеклышко. — Я с удивлением посмотрела в пустой стакан. — Обидно даже.

— А у меня уже шумит, и тепло по всему телу растекается. — Лера откинулась на спинку стула и гордо тряхнула головой. — Ты быстро пьешь, а пить надо медленно, смакуя.

Она добавила еще понемногу. Вторая порция шла тяжелее — коньяк хорош, пока выпито немного, потом очень быстро становится плохо. Сейчас приятно кружилась голова, и самое время было остановиться.

В дверь кто-то постучал, мы притихли и сидели, как мыши, пока незваные гости не удалились. Потом ели колбасу, запивали ее крохотными глоточками коньяка и не хотели никого видеть.

— Меня в больнице три дня кашей кормили, — пожаловалась Лера.

— Скажи спасибо, что вообще кормили. — Мне было совсем хорошо, я почувствовала прилив сил и жажду деятельности. — Почему считается, что пьяному море по колено? Я, например, все соображаю и не пойду в коридор стекла бить. Только вот координация движений несколько нарушена…

Тут я выронила вилку и наклонилась, чтобы ее поднять. Но она далеко закатилась под кровать, так что дотянуться до нее не было сил. Сделав отчаянную попытку подцепить ее циркулем, потеряла равновесие и шлепнулась на пол.

Лерка покатывалась со смеху:

— Ой, я умираю, ты совсем пьяная!

— Как мне подняться? — Я на четвереньках ползала по полу, хватаясь за все подряд. — Не могу встать, совсем захмелела.

Мне вдруг стало ужасно весело, я представила, как валяюсь на полу, цепляюсь за покрывала на кроватях и вместе с ними снова скатываюсь вниз. Лера попробовала мне помочь, но сама шлепнулась.

— Ой, потолок качается! — закричала она. Мы барахтались на полу, пока Лера кое-как не встала и не подняла меня. Перевернутый стул валялся посреди комнаты. Минут двадцать мы лежали пластом на кроватях, не шевелясь, только по инерции нервно хихикали.

— Никогда так по-свински не набиралась, — первой нарушила тишину я.

Лера попробовала заняться чаем. Через минуту я услышала, как в ванной что-то загремело. То ли уронила чайник, то ли упала вместе с ним, — я опять истерично расхохоталась. В конце концов она вернулась с чайником, полным воды, и с грохотом опустила его на плитку.

Мы решили заварить крепкого чаю и добавить в него остатки коньяка. Хмель улетучивался, оставляя на лицах болезненный румянец. Икая и всхлипывая, мы медленно приходили в норму.

За день до защиты Лера привела Рамиля Шайдуллина, который получил диплом неделю назад и теперь беспрерывно обмывал его.

Последнюю неделю в общежитии царила вакханалия: на полную мощность гремела музыка, на кухне в огромных тазах и кастрюлях варилась еда, разнося по коридору запахи мяса, плова, тушеной картошки, и в комнатах стоял пир горой — все поголовно ходили под мухой. Лера перехватила Рамиля прямо у плиты, пока тот еще не свалился с ног.

— Рамиль, — взмолились мы, — ты умный, во все врубаешься, помоги!

— Главное — подшипники, — изрек Рамиль, — остальное — ерунда!

— Подшипники — это с крестиком? — уточнила Лера.

— А для чего они здесь? — спросила я, ткнув пальцем в то место на чертеже, где стояли перечеркнутые прямоугольнички.

— Ну, вы даете, подруги. Абсолютно ни ухом ни рылом. Делайте хоть умное лицо, иначе хана.

Мы еле уговорили Рамиля написать нам небольшие «докладики», он нехотя продиктовал нам две страницы текста и коротко объяснил сборочные чертежи. На этом подготовка у нас закончилась.

Ночью поспать не удалось. Прямо под нашей дверью устроили танцплощадку технологи-нигерийцы. Они не придумали ничего лучшего, как вынести магнитофон с колонками в коридор. Лера пробовала навести порядок, но негры и их подвыпившие белые подруги только заливисто смеялись и тащили ее танцевать. Под утро все угомонились, и мы немного подремали.

В институт явились в начале одиннадцатого и оказались последними, — пришлось четыре с половиной часа подпирать стены и «думать думы». Как инженеры мы не состоялись, это ясно, но и задачи такой перед собой не ставили, так что жалеть вроде бы и не о чем. Но если проделано столько работы, обидно завалиться на защите.

Лере действительно было чего бояться — она переживала, что репутация прогульщицы и двоечницы может повлиять на результат. Мне особо переживать нечего, таких специалистов, как я, пруд пруди, но все-таки было страшно.

Наши опасения оказались напрасными. Защищаться в последний день традиционно приходили откровенные «чайники», члены комиссии это прекрасно понимали. Лера и я маловразумительно промямлили наспех заученные тексты и что-то невнятное пробубнили в ответ на вопросы. Получив по вожделенному трояку, довольные жизнью и собой мы возвратились в общежитие.

— Сегодня я напьюсь до чертиков, — заявила Лера.

Мы прикинули наличность: остатки от стипендий и последних родительских переводов, Лерины доходы за спекуляцию перекупленным у арабов барахлом — все это, конечно, ерунда, но кое-что сообразить можно.

Убрав чертежную доску, накрыли стол. Лере не терпелось поскорее открыть шампанское, она кое-как разложила на тарелки снедь и принялась за дело.

— За то, чтобы никогда не работать по специальности! — провозгласила она тост.

Мы набросились на курицу. Потом налили еще и выпили за здоровье членов комиссии, за институт, потом за общагу и за счастье в личной жизни.

— Восемь лет жизни коту под хвост, — не могла никак успокоиться Лера. — Постоянные стрессы — ты знаешь, они портят внешность? И каждый раз бояться, что заметят шпору и выгонят, как шелудивого кота. А этот дебил доцент Гнатюк? «Нечаева, вы пришли на консультацию по дипломному проектированию, а не в ночной клуб!» А какое твое дело, куда я хожу, старый козел? «Нечаева, назовите мне тему вашего проекта». А я виновата, если не могу выговорить эту ересь, как это… да я уж и не помню ничего. Вот какой мутью забивают наши головы!

После шампанского мы принялись за коньяк, настроение шло по восходящей, и недавние страхи казались уже смешными.

— Когда этот толстячок, как его… профессор Шатохин попросил что-то там объяснить на электрической схеме, я поняла, что пропала. Стою и думаю, на каком листе у меня электрическая, а на каком гидравлическая?.. А потом дошло — на самих же листах сверху и написано. Совсем мозги пересохли.

— А видела бы ты меня!

Незаметно мы выпили весь коньяк и шампанское, захотелось танцевать. Включили музыку погромче, чтобы отомстить неграм за бессонную ночь, и устроили себе импровизированный дансинг. Кассета оказалась с записью песен Принса. В порыве вдохновения решили изобразить леди из «Трио экспрессия» Бори Моисеева. Мы на полном серьезе совершали проходы по комнате, выделывали грандиозные па, изгибались и выбрасывали коленца. В конце концов, обессилев, рухнули на пол, заходясь в каком-то истерическом, гомерическом хохоте.

Потом потянуло на живопись. Я сняла со стены портрет Преснякова, размалевала его физиономию, подрисовала рога и бороду. Но шедевра не получилось, я скомкала портрет и швырнула его в форточку.

— Ура, Лера, попала, попала, смотри, он улетел! — радостно взвизгнула я.

— А давай сожжем весь этот мусор! — Лера потрясала охапкой черновиков, тетрадей, каких-то бумаг, накопившихся за время учебы.

Но остатки разума не покинули нас, пожар мы устраивать не стали. Страшно счастливые и совершенно усталые, упали на кровати и моментально уснули.


Получив вожделенные синие корочки, мы могли спокойно жить в общежитии до конца августа. Домой не спешили и за оставшееся время решили наверстать упущенное и посетить Кремль и Третьяковку, чего раньше сделать не удосужились и, как ни странно, угрызений совести не испытывали.

Последние дни в Москве были прощанием с вольной студенческой жизнью. Лера носилась по магазинам, примеряя украшения, наряды, обнюхивая духи и дезодоранты. Купить она почти ничего не могла, но запахи дорогой парфюмерии доставляли ей почти чувственное наслаждение. Она разглядывала дорогие прилавки фирменных магазинов, часто не удерживалась и тратилась на какую-нибудь мелочь.

Я обожала кино, поэтому ездила по кинотеатрам, стараясь пересмотреть все фильмы, о которых что-либо слышала или читала, соблазнялась легким чтивом, и скоро моя сумка наполнилась детективами, мелодрамами и фантастикой, перечитать которые я планировала дома. Скоро мы были вынуждены покинуть столицу.

Уезжали почти в одно время — Лера с Казанского, я с Ленинградского вокзала.

Мы вышли из общежития, нагрузившись сумками, чемоданами и коробками с барахлом. Никто не помог, не уступил место и не поднес сумки. Около часа мы ловили такси, но при виде наших огромных баулов машины прибавляли газу.

На вокзале носильщиков, как всегда, не оказалось. Приходилось часто останавливаться, ставить сумки на заплеванный асфальт, разминать онемевшие руки, опять хватать вещи и тащить их в толчее и сумятице к поезду.

— Гражданин, нам не по пути, случайно? — спрашивала Лера у мускулистых ребят с туристским снаряжением, многообещающе моргая глазками. Но те не спешили на помощь, непонимающе отшучиваясь.

Вдыхая копоть и гарь, я дотащилась до последнего вагона. Едва не испустив дух, вошла в купе, кинула сумки на пол и зло затолкала их ногами под сиденье. Измученная, одна в пустом купе, я с тоской смотрела за окно — через несколько минут состав тронется. Последние пассажиры бежали к поезду, прощались, целовались, что-то кричали друг другу. Толчок — и мимо поплыли замусоренные платформы, ржавые цистерны, кирпичные домики…

Я жила одна в двухкомнатной квартире, которую оставила мне младшая сестра, выскочившая замуж и укатившая с любимым в Новосибирск. Я наслаждалась свободным пространством, с трудом представляла, что буду делать с целой газовой плитой, — стандартная кухня казалась мне Лужниками. Часами валялась в ванной и ходила по комнатам без халата.

Город, в котором я родилась и куда вернулась после учебы, — классическая провинция на северо-востоке Эстонии. В нем есть пара ресторанов, десяток кафе, бары, магазины. Он живет тихой, размеренной жизнью: полупустые улицы под вечер и вовсе вымирают, жизнь кипит лишь у торговых точек, а центром культурной жизни считается городской рынок.

Первое время я активно ходила по книжным лавкам, пробуя выискать там что-либо достойное, заставляла себя просматривать газеты. Но скоро выяснилось, что московские газеты в Эстонию не поступают, а местные скучны, пусты, и слишком жалко выглядят на столичном фоне. Телепередачи можно смотреть только с шести часов вечера, и заняться порою просто нечем. Последней отчаянной попыткой вырваться из застойного провинциального быта стала поездка в Пюхтицкий монастырь.

Насладившись свободой, я задумалась о хлебе насущном и, взяв диплом и паспорт, направилась на биржу труда. Войдя в темное полуподвальное помещение, я заняла очередь, которая продвигалась на удивление быстро.

— В первый раз? — равнодушно спросила работница биржи, не удостоив взглядом мои бумаги. Не дожидаясь ответа, она швырнула мне толстый журнал.

Прочитав на обложке надпись «Вакансии», я углубилась в занимательное чтение. Городу требовался гардеробщик, три дворника, уборщица, шофер, водолаз… На мою попытку разузнать, нет ли вакансий на инженерные должности, служащая, удивленно вскинув брови, задала сакраментально-убойный вопрос о степени знания эстонского языка. Оставалось прикусить язык.

В глубине души я не слишком расстроилась, надеясь, что все как-то образуется. Сейчас же, чтобы не тратить время попусту, решила еще раз попытать счастье через газету «Двое», благо в нашем городе она продавалась на каждом углу.

Мне давно не приходили письма, и было ясно: тот, кто хотел мне ответить, давно уже сделал это, и на большее нечего рассчитывать. Купив два номера газеты, я выбрала пять более-менее подходящих объявлений. Честно говоря, к тому времени я на них почти не надеялась. Понимала, главное в такого рода знакомствах — счастливый случай. Я постаралась излагать свои мысли с юмором и без тяжеловесных фраз — именно такие корреспонденции приходили от иностранцев.

«Здравствуй, (имя)!

Меня зовут Регина. Я не замужем, хоть обаятельна и красива, в чем можно убедиться, посмотрев на фото. Кроме того, дьявольски умна, как и все старые девы, поэтому и решила ответить только тебе, и никому другому.

Хочешь ты этого или нет, но я тот самый идеал, который ты ждешь всю жизнь. И пока я еще свободна, не упусти свой шанс. Пиши, если хочешь найти верную спутницу.

Коротко о себе. Под настроение я могу белить, стирать, убирать квартиру и вести хозяйство и глубокомысленные беседы (можно одновременно). Люблю — читать, готовить, слушать хорошую музыку. Не терплю категорически лжи и тупости.

Ко всему вышесказанному хочу добавить, у меня есть диплом о высшем образовании, который лежит пока мертвым грузом. Я безработная, надеюсь, временно.

До свидания. Регина» .

Скорого ответа ждать не приходилось. Но через несколько дней я получила конверт из США, который переслали мне из Москвы оставшиеся там знакомые. Письмо было из «МК Интернейшнл», мне предлагалось заполнить бланк для повторного объявления.

«Дорогая Регина!

Тысячи мужчин в США, Канаде и других странах ищут прекрасных дам для переписки и создания семьи. Твои снимки, помещенные в одном из наших каталогов, дали возможность познакомиться с тобой. Пожалуйста, заполни этот бланк и вышли фотографии, которые мы сможем напечатать в следующем номере. Очень важно, чтобы они были оригинальными (в открытом платье, мини-юбке, шортах или купальном костюме) и не публиковались в других каталогах. Помни, лучшее фото — лучший шанс».


Вся беда в том, что сниматься в купальниках у нас не принято, а личным фотографом я не обзавелась. Поэтому я решила сделать обычное фото и отправить повторную заявку.

Я ходила по городу в надежде найти работу, стучалась во все двери, но незнание эстонского языка не оставляло мне надежды. Пособие по безработице компенсировало лишь моральный ущерб, материально оно почти ничего не значило — денег хватало на уплату коммунальных услуг и скудное питание. Я дала себе слово учить каждый день десять эстонских слов по словарю, но произношение было ужасное, и дело продвигалось медленно.

Где-то в середине декабря, открыв почтовый ящик, я увидела конверт, подписанный знакомым почерком. Я сразу узнала Леркины каракули — даже за сотни километров она удивляла своей непредсказуемостью. Сейчас она сообщала, что живет одним домом с «любимым человеком» и чувствует себя очень счастливой.

Впрочем, Леркино «замужество» можно было предвидеть. В Москве она говорила, что ничего хорошего от своего приезда домой не ждет, так оно, кажется, и вышло. Ее мать повторно вышла замуж, когда Лере было пятнадцать лет, и скоро в семье родилась еще одна дочь. Девочка почувствовала себя лишней. Она рассказывала мне, как и раньше, до появления отчима и сестры Кати, ссорилась с матерью. Ну, а потом, уже в новой семье, скандалы возникали по любому незначительному поводу. Когда Лера закончила школу и исчезла с глаз долой, родители на время облегченно вздохнули. Но она вернулась и теперь уже, кажется, надолго.

Трудоустройством падчерицы занялся отчим, который работал завотделением в поликлинике и имел кое-какие связи. Он подыскал ей вакантное место учителя географии в школе. Так Лера стала учительницей.

Преподавать оказалось несложно. Ученики изучали новый материал по учебнику сами, на уроках царила полная анархия. Нагрузка была небольшая, да и сверхзадач перед собой Лера не ставила, за рамки школьной программы не выходила. Двоек она почти не ставила — потом самой же приходилось заниматься с отстающими.

Школьники ее любили, на работе все шло замечательно. При встрече с директрисой Лера, вытягиваясь в струнку, вежливо здоровалась, с коллегами была предупредительна, и в коллективе она, как говорится, пришлась ко двору. Зато дома все шло кувырком, катилось в тартарары. Мать то ревновала Леру к отчиму, то устраивала сцены из-за неубранной постели. Дочь, конечно, в долгу не оставалась. Так они и жили.

Однажды во время педсовета Лера случайно оказалась рядом с учителем физкультуры Толиком Басовым. Он вертелся на стуле, часто смотрел на часы и с нетерпением ждал конца педсовета. Они не могли скрыть зевоту.

— Что, скучно? — спросил Толик. — Может, прогуляемся? — предложил Басов. — Куда пойдем? В кино? В театр? На вечер органной музыки?

— А если в казино? — подыграла Лера. Она просто отшила бы Толика, но хотелось развеяться — давно уже нигде не бывала.

Толик рассмеялся:

— А просто ресторан вас не устроит?

Центральный ресторан города «Турист» при ближайшем рассмотрении оказался грязной забегаловкой, где собиралась далеко не самая изысканная публика. Прямоугольные столы покрыты стираными-перестиранными скатертями, в зале накурено, крутили затертые записи.

«Ну и гнусное местечко! — подумала Лера. — Козел же этот Толик!» Зал был наполовину пуст; раздевшись в гардеробе, они сели за свободный столик.

— Что закажем? — спросил Толик.

— Я хочу выпить. — Лера решила не кокетничать.

— Водку будешь?

— Пока не стоит. — Она задумалась. — Лучше вино.

Сравнивая «Турист» с московскими ресторанами, Лера только вздыхала. Полчаса пришлось ждать официантку. Наконец она снизошла до них. Толик попросил бутылку вина и два лангета. Минут через сорок принесли вино.

— «Монастырская изба», — прочитала Лера этикетку и засмеялась: — Как раз про нашу школу. Ты давно работаешь? — спросила она.

— Третий год.

— А где учился?

— В Питере, в физкультурном.

— Здорово было?

— Да, выпили немало, — признался Толик, — был очень интенсивный учебный процесс.

Посетители потихоньку прибывали. Размалеванные девицы, местные валютчики, мелкие бизнесмены, два иностранца с переводчиком…

Публика курила, и Лере страшно хотелось затянуться душистой сигареткой. Толик догадался, купил в баре пачку дамских и предложил даме.

Раздавив в пепельнице окурок, Лера пригласила его танцевать. Они вышли на середину зала, Лера положила руку ему на плечо и прижалась к могучему торсу. Толик действительно был симпатичным темноволосым мужчиной, высоким и с атлетической фигурой. Его внешность несколько портило отсутствие переднего зуба, но правильные черты лица и прямой взгляд обезоруживали. «Славный самец, — оценила Лера и тут же задумалась, — а стоит ли связываться?»

— Я предлагаю выпить за знакомство, — сказал Толик, когда они вернулись. Лера чувствовала, что перебирает, но все же опустошила очередной бокал и блаженно откинулась на спинку стула.

В зале стоял ровный гул, состоящий из пьяных голосов, звона бокалов. Все это создавало неповторимую кабацкую атмосферу, которая так нравилась Лере. В голове шумело, настроение становилось приподнятым.

— Это, конечно, не «Метрополь», но за неимением лучшего — сойдет, — миролюбиво заметила Лера.

— А ты что, в «Метрополе» была? — заинтересовался Толик. — Ну и как там?

— И не только в «Метрополе». Тебе даже не снилось, как там… здорово…

«Я уже перепила, — подумалось ей, — а вечер еще толком и не начался… Пора сматываться!» Толик не возражал — дама явно расклеилась. Дожевав жесткое мясо, они еще минут двадцать ждали, пока официантка принесет счет.

На улице моросил мелкий дождь, было ветрено, но они все же решили пройтись по парку, чтобы выветрить хмель. Парковая аллея лишь летом была приятной для прогулок. Сейчас на скамейках было пусто, лишь в одном месте группа пьяных подростков громко о чем-то спорила.

— А я здесь недалеко живу, зайти не хочешь? — предложил Толик. — Один в общаге, так что… будешь чувствовать себя как дома.

— Прими мои соболезнования, — посочувствовала Лера. — Оказаться на старости лет в общежитии…

— Можешь оставить соболезнования при себе, — усмехнулся Толик. — Могу и дома жить. Всем скопом — и мать, и отец, и сестра со своим семейством… А ты, наверно, одна в пятикомнатной квартире?

«Действительно, чем у меня-то лучше, — дошло наконец до Леры. — Только что у Катьки мужа пока нет». На лифте они поднялись на восьмой этаж и прошли по длинному коридору, в котором пахло жареной картошкой, молочным супом, выстиранными пеленками, плесенью и еще чем-то общежитским.

Обстановка в комнате выгодно отличалась от студенческого бедлама, в котором Лера провела восемь лет жизни, — тут и холодильник, и телевизор, и письменный стол. Но было и что-то грустное — то ли казенные книжные полки не вписывались в интерьер, то ли полинявшие обои рушили гармонию.

— У тебя очень даже мило, — похвалила Лера, — а курить здесь можно?

— Дыми, — великодушно разрешил Толик.

Она закурила. Он щелкнул выключателем телевизора, на экране возникла фигура некоей поп-звезды. Усевшись рядом с Лерой, Толик тут же положил руку ей на колено.

— Что за колхозные манеры?! — возмутилась она. — Что ты себе позволяешь? Девочек на уроках ты тоже так лапаешь?

— Нет, я с мальчиками занимаюсь, — съязвил в ответ Толик, но руку все же отдернул.

Лера погасила сигарету и взглянула на Толика.

— По-моему, ты скис, парень. Что у тебя еще интересного есть?

Толик засуетился, глянул на книжную полку, залез в тумбочку, где у него была припасена литровая бутыль импортной водки, и после некоторого раздумья предложил:

— Вот самое интересное. Израильская водка «Стопка» с лимоном — лекарственное средство, всего тридцать градусов, пьется легче, чем «Абсолют». Полностью отсутствует синдром похмелья. В общем, дамский напиток.

Они изучили этикетку, прочли название фирмы. — И правда, израильская, — удостоверилась Лера, — это уже любопытно. Так, говоришь, никаких последствий?

— Конечно, — Толик налил понемногу в стаканы. Сделав пару глотков, Лера убедилась, что Толик напиток хвалил не зря.

— Я пробовал и «Абсолют», и «Смирнофф», и «Распутин» — дрянь по сравнению с этим.

Они выпили полбутылки. Закуски, кроме черствого хлеба и колбасы, не было, Толик порывался сбегать в магазин, но Лера его не отпускала.

Им стало очень весело, и незаметно они прикончили всю водку. Ощущения счастья и легкости как не бывало, внезапно закружилась голова, стало сильно мутить.

— Толик, где у тебя раковина? — взмолилась Лера.

Он вывел ее в коридор и показал на дверь, а сам направился к соседней. В туалете ее чуть не вывернуло наизнанку. Когда Лера вернулась в комнату, Толик без сил, в одежде лежал на кровати, бледный и опустошенный. Она легла рядом и через секунду провалилась в черный, без сновидений сон.

Проснулась в девять утра от страшной головной боли.

— Ты не спишь? — спросила Лера. — Как тебе?

— Хреново.

— Мне тоже. А кто-то обещал никаких последствий…

Вместо ответа Толик положил влажную ладонь ей на грудь. Лера не шелохнулась…


Она вернулась из душа бодрой, свежей и энергичной. Голова побаливала, но на щеках играл озорной румянец. Толик заварил крепкий чай, нашел где-то «ананасовые» вафли, чем привел Леру в неописуемый восторг.

— Ты просто волшебник! Ну прямо как у нас в общаге, — с ностальгическими нотками в голосе сказала она.

Выходить из теплой комнаты на улицу не хотелось. Лера подошла к окну, за которым открылся безрадостный пейзаж — дождь, грязь и слякоть.

— Вот если бы отсюда виднелось Средиземное море…

— Да какая разница? Везде одно и то же, — вдруг как бы сам себе сказал Толик. — Стада голодных рабов…

Лера вздрогнула — лицо ее нового друга внезапно стало хмурым и сосредоточенным, видимо, она задела какую-то тонкую струну. Потом он часто произносил эти слова — «стада голодных рабов».

Они начали встречаться. Об очередном свидании договаривались на стадионе, где Толик проводил уроки.

Толик оказался далеко не простым парнем. Лере впервые довелось столкнуться с человеком, одержимым почти маниакальной идеей. Он мечтал уехать на Запад. Выработал собственную классификацию, в которой все страны ранжировались «по степени свободы». Список возглавляли США. Очень высоко он оценивал Австралию, Новую Зеландию, Канаду и Англию. Причем именно в таком порядке. Обо всех остальных странах отзывался пренебрежительно: «Италия — страна мафии и коррупции, вообще итальянцы несерьезный народ, правительства меняются как перчатки. Франция — с сильными тоталитарными предпосылками, о чем говорит почти двадцатилетний культ личности де Голля. Швеция — доиграется со своим социализмом до полного краха. Швейцария — укрывательница преступных капиталов, мировая финансовая помойка… И так далее…

Но больше всего от него доставалось России и ее жителям, которых Толик иначе, как «стадом голодных рабов», не называл. Такая патологическая нелюбовь к собственному народу поначалу шокировала Леру. Соблазнить его поездкой в Питер или в Москву, о чем постоянно грезила Лера, было невозможно, — прелести столиц его не манили. «Везде стада голодных рабов», — твердил он.

Как выяснилось, институт физкультуры он не закончил, — был отчислен за неуспеваемость. Из сборной команды по волейболу исключили за несоблюдение спортивного режима. Дома ему повезло — удалось устроиться в школу учителем, и именно тогда, по собственному признанию, он начал готовить себя к тяжелой жизни американского чернорабочего — занялся штангой, борьбой и бегом. Он уверял, что согласен в США на любую работу — грузить ящики в порту, мыть посуду в ресторане, убирать туалеты, лишь бы жить в свободной стране.

Его многочисленные учебники и словари были исписаны бисерным почерком, он настойчиво зубрил английский, шлифовал произношение, прокручивая по видео записи американских боевиков. Четырежды пробовал выехать за границу, — трижды в США и один раз в Норвегию, — но безрезультатно. Приглашения, которые он выпрашивал у случайных знакомых иностранцев, иногда ему присылали, но посольства упорно отказывали в визе.

— Женщинам легче, — с завистью говорил он. — Во-первых, самый верный способ — брак. Тут уж никто не придерется. Во-вторых, «бэйби-центры», где набирают домработниц из слаборазвитых стран за триста долларов в месяц. Да мало ли что.

Вот уже год, как Толик стал прихожанином евангелистской церкви, вся паства которой несколько лет назад уехала в США. Толик же упустил момент и теперь пытался наверстать упущенное. Но пока новая братия только-только собиралась, а пресвитер не заводил о переезде и речи.

Последнее время он пребывал в полной растерянности — в американском посольстве в очередной раз отказали в визе. Оставалась слабая надежда получить вызов от шведа, с которым познакомился месяц назад, но время шло, приглашение не приходило, шансы уменьшались.

— Если не получу до весны приглашение, — решительно заявлял Толик после каждой безрезультатной проверки почтового ящика, — поеду в Польшу. В Варшаве вербуют наемников в горячие точки — два года воюешь, а потом получаешь вид на жительство во Франции.

В этот же вечер с перепугу Лерка написала мне письмо.

«Милая Региночка!

Спасай меня и моего любимого. Он сбрендил и собирается ехать в Польшу наниматься на войну. Мне его жалко, ведь это безумие! А вдруг он погибнет? Я ведь люблю его. Знаешь, я подумала, а что, если выйти замуж за какого-нибудь старого мухомора и уехать в США? А потом как-нибудь к себе перетащить? Другого выхода я не вижу.

Вышли мне, пожалуйста, адрес службы знакомств в Штатах, а еще лучше свои старые письма с конкретными адресами и фамилиями. Пойми меня правильно, тебе они ни к чему, а мне человека спасать нужно. Время не терпит, я жду.

Пока. Лера ».

Вот такое письмо. А меня опять угораздило влюбиться. Толчком послужил Лерин скоропалительный «брак» — во мне проснулась ревность к чужому счастью. Я жила одна. Поздно вечером, когда за окнами темно и тихо, одиночество становилось почти физически ощутимым — оно звенело в ушах, наполняло воздух, которым я дышала.

Объектом моего обожания стал примерный отец семейства Тыну Куусе — эстонский полицейский и честный семьянин, живущий этажом выше. Тыну привлек мое внимание случайно, когда гулял с детьми во дворике около дома. Мы столкнулись в тот момент, когда я возвращалась из магазина с пакетом сока в руках. Мне так не терпелось почувствовать рядом сильное мужское плечо, что достаточно было с его стороны лишь вежливого кивка — и сердце мое растаяло.

Не знаю, догадывался ли Тыну о моем помешательстве, но сама я почти поверила, что моя влюбленность может оказаться взаимной. Я вела себя почти вызывающе: стремясь привлечь внимание, упорно появлялась на лестничной площадке именно в тот момент, когда Тыну выходил из квартиры, пыталась заговорить с ним. Это вызывало неодобрение его жены. Высокомерная Юта недовольно кривила рот.

Теперь я прислушивалась к голосам на верхнем этаже, ловила звуки музыки, которые изредка до меня долетали, а вечером, когда он играл с детьми во дворике около дома, подглядывала за ним из-за занавески. Никто не догадывался о моих фантазиях. По ночам, оставшись одна, я мечтала о нем. Подходила к зеркалу, снимала одежду и разглядывала свое тело. «Быть бы чуть повыше, похудее, посветлее…» — думала я.

Я ложилась на кровать, закрывала глаза и воображала, что рядом он, и представляла, как это бывает, когда мужчина и женщина спят вместе. Проводила пальцами по животу и прислушивалась к ощущениям. Сладкая волна прокатывалась по всему телу, грудь становилась упругой, казалось, я вот-вот лопну от желания.

«Что происходит со мной?» — в отчаянии размышляла я, утонув в одеяле и простынях. Становилось грустно, что я так и не узнала настоящей любви.

В один прекрасный момент я очнулась и поняла, что мой выдуманный роман ведет в никуда, да и не хватит смелости и цинизма разрушить чужое счастье. Так ли уж сильно я его люблю?

Спасением стало письмо, полученное весной и за которое схватилась как за спасательный круг. В то время я уже работала верстальщицей в порнографической газете «Тет-а-тет». Очнувшись от грез, я обнаружила, что совершенно забросила свою внешность, перестала интересоваться одеждой, косметикой, заглядывать в магазины. Еще немного, и я превратилась бы в двадцативосьмилетнюю, запущенную, малопривлекательную, закомплексованную старую деву.

Парень, который писал мне из Петербурга, был полной мне противоположностью. Он был красив, что у любой женщины вызывает волнение, и, судя по письму, очень оригинален.

«Здравствуй, «старая дева» Регина!

Ценю твой юмор, а также смелость, с которой ты лепишь на себя этот ярлык. Как ни странно, мои проблемы очень схожи с твоими, разница лишь в том, что я не холостяк, а дважды разведен и теперь опять ищу свою половину.

Я родился и живу в Питере, окончил политехнический институт и три года работал на заводе, после чего создал кооператив. Совсем недавно мною было зарегистрировано общество с ограниченной ответственностью, учредителями которого стали три физических лица — я и два моих друга.

Рад, что тебе показалось интересным мое объявление. Как мне кажется, наши взгляды на жизнь совпадают, а найти в этом мире человека, который тебя понимает, непросто.

В институте играл за сборную вуза по футболу. Дважды мы приезжали с товарищескими матчами в Эстонию и один раз встречались с командой вашего города. Сейчас по делам часто приходится бывать в Москве, других городах СНГ, а вот за границей бывать не приходилось ни разу.

В свободное время занимаюсь языками, могу читать по-английски, но при встречах с американцами, — а за последние год-полтора их было немало, — приходится прибегать к помощи переводчика. В общем, нужна практика. Конечно, хочется съездить в Штаты.

Как уже сообщал, я разведен, от второго брака имею дочь, ей сейчас три года, не курю и практически не пью. Живу один в двухкомнатной квартире. Мне было приятно получить твое письмо и очень понравилось твое фото. Высылаю снимок, который оказался под рукой.

Хотелось бы встретиться с тобой. Пиши.

Игорь».

Я была на седьмом небе от радости, строила воздушные замки и рисовала картины безоблачного счастья. Я перечитывала письмо снова и снова и влюблялась в каждую его букву. Спохватившись, бросилась искать в газете объявление. «Игорь, 35 лет, желает познакомиться с привлекательной девушкой, не состоявшей в браке, для создания семьи». Я запрятала газету в укромное место и засела за ответ.

От перевозбуждения нужные слова не приходили в голову, получалось коряво и косноязычно, но мне не терпелось немедленно отправить письмо.

«Здравствуй, Игорь!

Я была приятно удивлена, узнав, что ты не только знаешь наш город, но даже бывал в нем. Хотя он и изменился с тех пор.

В предыдущем письме я писала тебе, что закончила полиграфический институт и работаю в редакции паршивой газетенки очень сомнительного толка, которая называется «Тет-а-тет».

Мне впервые довелось познакомиться с бизнесменом, хотя и заочно, а потому хочется узнать, чем занимается ваша фирма и как вообще обстоят дела в бизнесе.

Хотя замужем я не была и детей у меня нет, мечтаю о крепкой семье и надеюсь еще родить. Очень прошу, Игорь, если с твоей стороны это пустое развлечение, не обнадеживай меня и не пиши мне.

Ты сообщаешь о том, что дважды был женат. Сообщи об этом поподробнее.

При желании мы сможем встретиться, для этого нужно заранее договориться. На этом заканчиваю.

До свидания.

Регина».

С группой американских туристов Том Хэдфилд прибыл в Москву. Его программа была стандартной — Кремль, Александровский сад, ГУМ. Экскурсия была довольно утомительной. Том не запомнил всех достопримечательностей, он лишь сфотографировался у царь-пушки и поспешил в гостиницу.

Не стремление увидеть столицу заставило Тома пересечь земной шар. Девятнадцать писем молодым женщинам из каталога «МК Интернейшнл» он отправил в Россию, два адресовал в Польшу, три в Казахстан и одно в Болгарию. Ответов пришло много больше, чем он ожидал. Победительницей в конкурсе стала россиянка Валерия Нечаева. Именно для встречи с ней Том и перелетел через океан.

Юная красавица забросала американца открытками, фотографиями и трогательными письмами. Сердце его дрогнуло, когда она призналась ему в любви.

Том был счастлив, как никогда в жизни. Он переживал бессонные ночи с грезами, мечтами о будущем и сгорал от нетерпения увидеть ее. Скорее бы…

Лера спешно заучивала ходовые английские фразы, практиковалась с Толиком в диалогах. Она верила в удачу. По ее просьбе, я отправила ей адреса всех не ответивших мне иностранцев, и ей, кажется, повезло. Переписка с Томом была непродолжительной, но очень многообещающей. Толик не зря трудился над каждым письмом. Перечитав последнее письмо Тома, переполненное лестными эпитетами в Лерин адрес, он подытожил:

— Ты ему понравилась, поздравляю.

— Да, я женщина талантливая…

— Стоп! А как «талантливая» по-английски? — строго спрашивал он. Лера хваталась за словарь, повторяла новое слово несколько раз, чтобы запомнить.

— Все зависит от тебя, — говорил он ей. — Все в твоих руках. Мы можем добиться всего, чего захотим, только нужно поработать. Черт, почему мы не начали раньше?

Но учителем Толик оказался плохим, язык Лере давался туго — она вечно витала в облаках. Спасла ее природная интуиция — она помогла ей выбрать правильную линию поведения. А общались они с помощью разговорника — Лера выискивала нужную фразу и давала прочесть Тому.

Их встреча состоялась в Москве у гостиницы.

За четыре дня они успели многое. Том приехал в Россию впервые, и с русской культурой не был знаком и не стремился понять ее. Они сходили несколько раз в театр на те спектакли, куда было проще купить билеты, посетили Третьяковку, на этом культурная программа была завершена. Им нужно было другое.

Незнание языка несколько сковывало общение, и со стороны их беседа вызвала бы недоумение. Том выражался высокопарно, произносил длинные монологи, смысл которых был Лере слабо понятен. Она кивала и вставляла «ес», «файн» и еще что-нибудь нейтральное. Впрочем, смысл его слов не вызывал сомнений. Что ни говори, а красивая, молодая, обаятельная женщина может свести с ума любого мужчину.

Когда Том сделал ей предложение, она поцеловала его в морщинистую щеку и подумала: «Значит, все было не зря. Все правильно…» Они поженились в Милуоки, штат Монтата, США.

Я заглядывала в почтовый ящик, как будто от него зависела моя судьба. Я ждала письма, переходя от отчаяния к надежде. Все валилось из рук. Каждое утро я с трудом заставляла себя встать и прожить хотя бы один день. Наконец оно пришло. И я как заново родилась.

«Здравствуй, Регина!

Надо сказать, что раньше я не занимался коммерцией. Не было у меня и комсомольско-партийного прошлого, поэтому задача получить миллион на пустом месте выглядела достаточно проблематичной.

В планы нашей фирмы изначально не входила торговля разной мелочевкой. Кредит мы до сих пор не брали и заработать первоначальный капитал планируем за счет нескольких крупных посреднических сделок, связанных с экспортом продукции питерских предприятий. Год ушел на поиски связей, людей и вариантов, было сделано немало больших и маленьких открытий, получено уроков и пережито разочарований. Итогом всех усилий явилось то, что на сегодня мы имеем два-три реальных контракта, которые могут быть подписаны к концу мая.

Не менее сложно будет их реализовать: начать отгрузку продукции, ее перевозку и так далее. Препятствий хватает. Это и поразительная необязательность людей, и необходимость «заинтересовывать» чиновников из внешнеэкономических структур и различных «ассоциаций» — бывших министерств, и многое другое. Что касается нашей компании, то, как я и писал, к концу мая должен быть достигнут первый результат. Готовится крупная сделка с участием английской, португальской и нескольких эсэнговских фирм и предприятий. Нет времени остановиться на месяц-другой, перевести дух.

Надеюсь, я не сильно утомил тебя описанием проблем бизнеса постсоветского периода. Во всяком случае, не хотелось выглядеть излишне занудным. Что же касается моих разводов, могу ответить следующее. Первый раз я женился еще студентом, мы прожили вместе год и без сожаления развелись на пятом курсе. Это дело прошлое и забытое. Ну, а вторая моя жена живет сейчас в Петербурге с дочерью, развелись мы год назад по обоюдному. Насколько мне известно, у нее жизнь складывается неплохо, она вышла замуж. Единственной пострадавшей стороной осталась моя дочь, на которую я плачу алименты.

Мне не терпится увидеться с тобой. В Эстонию сейчас нелегко приехать из-за большой волокиты с документами. Ко мне же ты можешь приехать в любой момент и пока еще без лишних формальностей. Я приглашаю тебя к себе, ты сможешь находиться у меня столько, сколько захочешь, или жить в гостинице. Для того, чтобы мы могли встретиться, нам нужно обменяться телефонами.

Как мне кажется, ты смелая и умная женщина, я прошу тебя все обдумать и ответить, готова ли ты связать свою жизнь со мной. Если да, мы должны все обсудить.

На этом заканчиваю. До свидания».

Вообще-то у меня уже была встреча в Питере. Я около года переписывалась со студентом кораблестроительного института Антоном Липским. С самого начала ни с его, ни с моей стороны не было особого рвения. Но встретиться с ним была возможность — в Питере у меня жила тетя.

Я приехала в Питер на несколько дней и позвонила ему на квартиру. Антон не ждал моего звонка, — я не сообщила заранее о своем приезде, — и был совершенно не готов к этому визиту. Выкроить для меня минуту ему удалось через два дня, и я скучала одна в незнакомом городе.

Наша встреча состоялась у кинотеатра «Колизей». С первого взгляда между нами возникло чувство полного безразличия друг к другу. Мы виделись два раза, наши свидания были ничем не примечательны и однообразны. Антоша оказался героем не моего романа, — франтоватый парень, пустой, но что-то о себе мнящий. Ну а я — девушкой не его мечты.

Когда мы расстались, он сказал мне дежурное «пиши», но писать почему-то не хотелось. Пожалуй, это единственный раз, когда я по собственной воле прервала знакомство.

«Здравствуй, Игорь!

Мне было интересно узнать некоторые подробности деятельности вашей фирмы. Та работа, которой занимаюсь сейчас я, не требует большой инициативы и творчества. Я живу довольно скучной жизнью и похвастаться ничем не могу. Мне трудно жить одной, но ты это вряд ли поймешь — ведь у тебя всегда были жены.

То, что ты дважды разведен, меня не смущает. Нам нужно ближе познакомиться, узнать друг друга и решить, чего мы хотим.

Должна признаться, я все еще не уяснила для себя, какими качествами должен обладать мой избранник. Идеальных людей в природе не существует, но могу твердо сказать, чего бы я не хотела — пьянства и истеричности. Мужчины с комплексами тоже не в моем вкусе. Хотя после стольких лет одиночества, кажется, смогу ужиться с любым человеком. Я надеюсь, мы найдем взаимопонимание, и очень хочу встретиться с тобой. Заканчиваю. Пиши.

До свидания. Регина».

Знакомство с закомплексованным парнем в моей жизни уже было. Я встретила его на первом курсе, когда мысль о переписке еще не приходила в голову. Тогда казалось, что я в кои-то веки вытащила счастливый билет — познакомилась с парнем-старшекурсником. Откуда мне было знать, что Славик Шустер — парень с серьезными комплексами: он был зациклен на своей якобы непопулярности у женщин.

Познакомились мы с ним банально — на институтской дискотеке. На другой день он пригласил меня к друзьям, где собралась веселая компания. Я чувствовала себя крайне неловко. Мало того, что познакомиться со Славиком я еще толком не успела и была очень скованна, но и люди подобрались явно не моего круга — пили, предлагали мне сигареты, в центре комнаты одинокая пара ритмично дергалась в такт музыке.

Весь вечер Славик держался в тени, и я не могла не заметить несколько ироничного тона его друзей в обращении с ним. Потом он вылил на меня ушат помоев — упрекнул в том, что я не умею держаться в компании, не могу блеснуть в разговоре и выгляжу растяпой. Мне казалось, на этом наше знакомство и закончится, но, к своему удивлению, обнаружила, что Славик и не собирается расставаться со мной. Он возложил на себя нелегкую миссию моего воспитания и был вечно чем-то недоволен.

Кульминацией нашего знакомства стала его попытка забраться мне под юбку. Видимо, только такого рода геройство смогло бы реабилитировать его в глазах друзей. Это произошло в Измайловском парке.

Когда мы сели на скамейку в безлюдном уголке, Славик вдруг начал наливаться краской. Сцепив зубы, попытался просунуть руку под мою юбку, но она была слишком узкой, ему это не удалось. Я попробовала отстраниться, но он очень больно сжал мне руку. И тут из-за угла вывернула старушка с полотняной авоськой. Славик отдернул руку. Когда бабулька исчезла, я уже отошла он него на безопасное расстояние. Боже, что тут началось! «Уродина! Дура!» — изрыгал Славик, наливаясь краской от досады и брызжа слюной.

Я бросилась куда глаза глядят, догнала старушку и, уже чувствуя себя надежно защищенной, перевела дух.

После этого Славик при встрече со мной отворачивался, делая вид, будто мы не знакомы — сторонился, не здоровался. Я была этому рада.

«Здравствуй, Регина!

На днях мы заключили один контракт из серии запланированных. Если все пойдет нормально, то первые платежи поступят в июле, ближе к концу месяца.

Пока дела продвигаются на полную мощность, и, если ничего не изменится, мы сможем съездить с тобой не только в Италию или Англию, например, но и в Штаты или Австралию. Сейчас готовим еще несколько крупных контрактов, из них два очень даже реальны.

Я очень жду нашей встречи, наверное, писал тебе об этом не один раз. Мне очень жаль, что ты скучаешь и чувствуешь себя так грустно. А у меня нет совершенно никакой душевной неопределенности, сомнений и неуверенности. Я знаю, чего хочу в этой жизни, и иду к цели.

У меня все в порядке, если не считать того, что тебя нет рядом. Но каждый прожитый день приближает нашу встречу. Как я понял, мы договорились, что по приезде в Питер ты позвонишь мне?

Мне хочется сказать, что я тоже мечтаю встретить близкого человека, которого полюбил бы раз и навсегда. Это действительно так, поверь мне. Я очень ценю тот шанс, который подарила мне судьба, и надеюсь, мы сохраним то удивительное чувство понимания и теплоты, которое, как мне кажется, возникло между нами. Я сделал свой выбор и надеюсь, это в последний раз. До встречи.

Люблю тебя и целую.

До свидания. Игорь».

Меня поманили, и я бегу не оглядываяcь. Верю в свое счастье и еду совершать глупости — я устала и больше не хочу быть благоразумной. Мечтаю поскорее влюбиться и потерять голову. Хочу ошибаться, а потом снова и снова обжигаться и разбивать нос, не оглядываясь и ничего не боясь. Я хочу жить!

Автор: Инна Викторовна Дубровская
Ваше имя
Эл. Почта
Начать
Авторские права
Копирование статей с сайта возможно только при установке прямой html-ссылки на сайт Необычный сайт знакомств Полюблю, открытой для индексирования! Копирование без соблюдения авторских прав, будет преследоваться по закону!

Полюблю в социальных сетях:

Знакомства
Сайт знакомств